Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

10.05.2016

Человек с горячим сердцем, или Жить, несмотря ни на что…

Валентин Фёдорович Юркин, генеральный директор

Наша беседа с Валентином Фёдоровичем Юркиным началась буквально с порога, как только мы вошли в гостеприимное пространство издательства «Молодая гвардия», где по стенам развешены изысканные портреты русских мыслителей работы Юрия Селиверстова. Среди них выделяются малоизвестные фотографии Юрия Гагарина и Михаила Шолохова, а также известные писатели и узнаваемые политики в окружении молодогвардейцев. И пока шли по коридору до кабинета В. Ф. Юркина, сразу же заговорили о литературе, о ярких и разносторонних личностях, с которыми связана история этого замечательного издательства.

Ну а как иначе? Ведь нас встретил неравнодушный, с горячим сердцем человек, и разговор сразу же закрутился вокруг самых главных проблем книжной отрасли. Рубрику ведут Светлана Зорина и Георгий Гупало.

Валентин Фёдорович Юркин

Итоги Года литературы, или О задачах государственной важности

– Светлана Зорина: Валентин Фёдорович, как Вы оцениваете итоги Года литературы, что удалось сделать?

– Валентин Юркин: Об этом сказано довольно много. «Книжное обозрение» недавно отвело восемь полос для обсуждения итогов. Высказались более 50 человек из сферы книгоиздания. Конечно, были отмечены новые формы, такие как выставка на Красной площади, размещение полного собрания сочинений Льва Толстого в интернете, публичное чтение «Войны и мира». Энергичнее прошли выставки ММКВЯ и non/fiction. Мы почувствовали интерес читателей, когда состоялись презентации долгожданной книги А.Н. Варламова «Шукшин» в серии «ЖЗЛ» и жизнеописаний генерального директора Эрмитажа в серии «ЖЗЛ: Биография продолжается...» с участием М.Б. Пиотровского. Обсуждение книги Н. С. Леонова «Рауль Кастро» министр Лавров распорядился провести в МИД России. Все это – признаки некоего поворота власти к проблемам книги и чтения. Когда подул «попутный ветер», заметно расправил плечи и РКС во главе с президентом С.В. Степашиным.

Однако многие из тех, кто непосредственно работают в отрасли, были разочарованы результатами, говорили, что ничего не изменилось к лучшему, утверждали, что в провинции вообще не заметили этого события. Были и острые публикации в прессе. Чего стоит одна только умная статья Н.И. Михайловой с симптоматичным названием «Сужающееся пространство книги», вышедшая как раз в конце 2015 года, в которой она сообщает, в частности, что реализация по итогам полугодия в сети «МДК» упала на 7 %. Заметьте, это не случайный и не одиночный факт!

– Георгий Гупало: И все‑таки каков Ваш взгляд на ситуацию? В чем состоит противоречие?

– В. Ю.: Бесспорно, огромная волна писательских встреч, дискуссий, премий породила надежду у всех, кто понимает особую миссию письменного слова, что с тяжелой ситуацией с книгой и чтением наконец будет покончено. Особую уверенность придало то, что работу по расчистке гуманитарных завалов возглавил лично президент. В. В. Путин в последние три года не пропустил ни одной важной встречи с писателями, переводчиками, издателями, языковедами, библиотекарями. На Литературном собрании 2013 года он сделал нелицеприятный доклад о положении книги и чтения, активно председательствовал на Общественном совете по культуре. А главное, в тот момент, когда большинство привыкло к маргинальной ситуации с книгой и чтением и смирилось с ней, президент поднял тему до уровня государственной безопасности. От сохранения русского языка, развития литературы, книги и чтения зависит, останется страна Россией или нет, – об этом не раз заявлял президент. И это крайне важно для чиновничества, которое не подозревает, что книга – особое изобретение человечества, краеугольный камень цивилизации, важнейший инструмент развития интеллекта, совершенствования личности, общества и мышления.

Книга как никогда нужна России в уникально сложном ХХI веке! Неслучайно, что ООН, ЮНЕСКО и 140 научно-исследовательских центров разных стран неутомимо работают в этом направлении.

– С. З.: И что из этого следует? Отчего многие испытывают разочарование?

– В. Ю.: Конечно, оттого что хочется всё и сразу! А это в нашем случае невозможно. Ключевая проблема, на мой взгляд, состоит в том, что до сих пор нет полного понимания всей глубины провала отрасли прежде всего в 90‑е годы и тех последствий, которые ухудшают ситуацию до сих пор. Провал таков, что чисто культурными, агитационно-пропагандистскими акциями дело не исправить. Они однозначно нужны, чтобы всколыхнуть общество, пробудить силы, повернуть правительство лицом к проблеме, но запущенность материальных, финансовых основ книгоиздания и книгораспространения воспеванием книг не исправить.

Нужны сверхусилия государства во имя культуры, как это было в 30‑е годы, когда за две пятилетки были созданы новая школа, новое образование, промышленность и военная техника, позволившие сломать хребет нацистской Германии.

Сейчас же – судите сами. Доступность книги из‑за постоянно растущей цены резко снижается. В наше время средняя цена серьезной книги – 400 рублей, в магазинах она достигает 600–700 руб­лей. Культура не может вмещаться в жесткое прокрустово ложе российского капитализма. Во Франции давно вывели книгу из ряда таких товаров, как пиво, табак, сигареты. Вот данные по итогам 2015 года, они говорят об усилении кризиса. Выпущено 112 647 названий книг. На самом деле почти половина названий (точнее, 46,2 %) вышли тиражом менее 500 экз. Это, как правило, ведомственная литература, методические брошюры, издания за счет автора и т. д. Статистику они улучшают радикально, а в просвещении не участвуют. Физически эти книги и брошюры составляют всего 5 %. А книги, которые можно назвать массовыми (выпущенные тиражами от 50 до 100 тыс. экз.), составляют всего 1 % от выпуска.

Еще больше настораживает кривая падения общего тиража книг. С 2009 по 2015 годы, то есть за семь лет, книгоиздание сократилось на 39,6 %. Из ежегодного оборота исчезло больше трети выпускаемых книг. И в 2015 году ситуация только ухудшилась.

Криков, воплей, предупреждений об опасности почему‑то не слышно. Возникает вопрос: а что останется через семь лет, в 2020 году, если не прервать процесс угасания? Рожки да ножки?

Можно сказать, что Россия обескнижена. Вы хорошо знаете, что 90 % всех выпускаемых книг издается в двух столицах и здесь же потребляется, что создает видимость благополучия. А на 120–130 миллионов граждан России приходятся жалкие 10 % изданий.

Нельзя забывать и еще одно обстоятельство, негативно сказавшееся на чтении. Люди, родившиеся в пресловутых 90‑х, росли тогда, когда миллионы семей в условиях коллапса экономики обнищали, когда жизнь была переполнена стрельбой, взрывами, страшными террористическими актами, двумя чеченскими вой­нами. И это поколение не получило «прививки чтения». Сейчас оно выросло, создало свои семьи и не подозревает, что существует вселенная Книги.

Если кратко: объем выпуска российской книги категорически не соответствует потребностям развития громадной России. Официально у нас ежегодно выпускается 3 книги на душу населения (реально 1,5–2 книги, как в 1913 году), в то время как в Израиле – 7, в Японии – 11, в СССР было 12. Делаем вывод: нужно капитальное обновление!

– Г. Г.: Вы хотели развить тему о финансовой и инфраструктурной составляющей книжной отрасли.

– В. Ю.: Иосиф Бродский неистовствовал и восклицал, что книги должны быть доступны, а книжные магазины должны быть у каждой бензоколонки и заводской проходной. В советское время так и было: любой завод имел или цеховую библиотечку, или библиотеку на базе отдыха, или то и другое вместе.

Сейчас совершенно очевидно, как велика выросшая за 20–25 лет задолженность государства перед культурой. В 2014 году исчезли 1000 книжных магазинов, хотя и без этого наше отставание в этом вопросе было разительным. На каждые 100 тыс. населения книжных точек даже в Москве в шесть раз меньше, чем в Европе. Аналогичный процесс наблюдается и с библиотеками, особенно в сельской местности. Фонды библиотек ветшают и не пополняются как нужно. Хорошая инициатива Минкульта, разрешающая библиотекам покупать книги напрямую у издательств, вызывает слезы: самые лучшие издания библиотеки вынуждены покупать лишь по одному экземпляру из‑за экономии средств на область. Странно, что в Год литературы библиотеки страны купили книг «Молодой гвардии» на 45 % меньше!

Остаточный принцип финансирования государством книжной сферы господствует до сих пор и наносит все увеличивающийся вред. Кровь чернеет при воспоминании о пожаре в ИНИОНе, когда погибло 15–20 % фонда. Судя по прессе, дела в РГБ – нашей главной библиотеке – тоже непросты. Не скрою, весь изошел завистью, когда однажды побывал в новом роскошном здании Лондонской библиотеки и через 20 минут получил право пользоваться ее фондами.

Говорят: нет денег! Вранье. Верните монополию на производство и продажу водки, и проблема будет решена. Миллиардеров, понятно, станет меньше, но молодежь спасем.

Сегодня бутылка водки в три раза дешевле книги. На душу населения, включая младенцев, приходится 36 бутылок! Да просто прочтите отчет премьера о том, что таможенная служба России ежегодно недодает бюджету 2,5 триллиона рублей, что больше расходов на культуру, здравоохранение, социалку, вместе взятых…

– С. З.: Традиционный русский вопрос: «Что делать?»

– В. Ю.: Благодаря В. В. Путину в 2015 году сделан во имя книги важный шаг. Мотором дальнейшей работы теперь призван стать преобразованный из оргкомитета Года литературы Комитет по поддержке литературы, книгоиздания и чтения. Прежде всего надо получить всеобъемлющую сводную картину реальной ситуации сегодня и полное представление о судьбе дела в ближайшие 5–10 лет. Составить некое подобие «Белой книги о Книге» и выработать многолетнюю государственную стратегию для правительства и общества.

Любая работа, связанная с человеком, отличается особой сложностью, поэтому требуется тонкое соединение массовости с прицельной точностью индивидуального подхода. Вся обширная система книгоиздания и книгораспространения, библиотек и клубов, музеев и выставок, кино и средств массовой коммуникации, интернета имеет смысл, когда она трогает душу и сердце молодого человека. Поэтому, развивая массовые акции, нужно перейти к созданию государственной многолетней программы, охватывающей комплексно, поэтапно весь феномен культуры. Как это делается, например, в российском ВПК при создании тяжелой ракеты «Ангара» или боевой платформы «Армата».

Существующая Национальная программа поддержки и развития чтения – полезный документ, но его рекомендательный характер, отсутствие конкретных планов и задач работы, количественных показателей и финансирования делают его абстрактным и бессильным изложением пожеланий.

Известно, что ряд стран – Финляндия, Канада, Южная Корея, Новая Зеландия, принявшие госпрограммы, – добились блестящих результатов в сфере гуманитарного развития детей и молодежи. Если на всё нас не хватает, то надо, по‑видимому, начинать с детских садов, молодых семей, начальных классов. «Молодая гвардия», кстати, готовит по опыту Англии и Германии издание для малышей «Моя первая “ЖЗЛ”».

– Г. Г.: Значит, начинать надо с обеспеченности детских садов книгами, с программ чтения?

– В. Ю.: Да. И с подготовки педагогических кадров, соответствующих книг и условий. Например, на Франкфуртской книжной ярмарке среди взрослых можно видеть прямо на полу сидящие большие группы 3–4‑летних детей, играющих с книжкой-игрушкой, просто с книжкой. Это общение происходит на подсознательном уровне. Однажды видел группу шумных дошкольников в Мюнхенской пинакотеке, среди великих полотен. У нас есть и Российская государственная детская библиотека, и специалисты, и зарубежный опыт громадный. Например, повсеместные библиотечные дни и мобильные библиотеки в Нью-Йорке и вообще в США. Конечно, нужно было бы централизованно перевести для России десяток книг о мировом опыте поддержки чтения.

– С. З.: Правильно, потому что в Германии, как и в других крупнейших странах Европы, программы поддержки чтения были задуманы еще в 80‑е годы, когда только начался тренд падения интереса к чтению. Уже тогда были созданы программы на государственном уровне.

– В. Ю.: Одно наблюдение. Книга благодаря своим уникальным функциям нужна во всех структурах государства, повсюду, где работают управленцы. Если бы сотни тысяч из них покупали и читали книги, ситуация была бы иной. Н. И. Михайлова заметила: главная проблема – в том, что книга находится вне общества. Вывод неожиданный для руководителя успешной группы магазинов, но точный по сути. Появление даже самых значительных книг не является событием, поводом для дискуссии в нашем обществе. Не говорю уже о том, что надо предпринимать практические попытки использовать литературу в различных ведомствах и сферах деятельности государства.

Серия «Жизнь замечательных людей», которой исполнилось 125 лет, из 1900 томов содержит 50 биографических изданий, посвященных защитникам Отечества от Александра Невского, Дмитрия Донского до маршалов Жукова, Рокоссовского, Василевского. Разве кадетские училища, военные академии, личный состав флота и армии не нуждаются в этих книгах? Ежегодно в армию приходят до 20 тысяч молодых офицеров; разве книга им противопоказана? Однажды «Молодая гвардия» совместно с РГБ устроила выставку для участников большого совещания Министерства обороны. Мы показали многочисленные журналы, альманахи, поэтические сборники, брошюры, которые издавали военные училища царского времени. Не случайно так часто вспоминают высокий интеллектуальный уровень старого Генштаба!

Другой пример. 4 ноября – День народного единства. Смотрю по телевизору сюжет: открываются кремлевские ворота, выходит президент Путин с группой суворовцев и кадетов. Ничего не скажешь, картинка эффектная. Понятно, что через несколько дней поток политических событий смоет эту информацию. А нужно, чтобы в школах были книги и знание об исторических героях этого праздника. В «Молодой гвардии» есть замечательная книга Р. Г. Скрынникова о Кузьме Минине и Дмитрии Пожарском. Мы дважды ее издали тиражом по две тысячи экземпляров, а школ в России – свыше 60 тысяч. В этом также проявляется дефицит государственного подхода!

Здесь вспоминается пример из прошлого. Когда Н. М. Карамзин закончил «Историю государства Российского», царь тут же распорядился выпустить все 8 томов тиражом 3 тысячи экземпляров! Россия тогда узнала свою историю, а великий автор написал: «Знание истории делает патриота».

Еще один вопрос. Почему в Годе литературы не участвовало Министерство юстиции, ведь в местах заключения находятся до 100 тысяч юношей до 18 лет? Мне когда‑то приходилось бывать в ИТК-3 г. Ельца, видел там хорошо подобранную библиотеку. Сегодня, когда мы в порядке шефства передаем книги в исправительные учреждения, их принимают с благодарностью.

Смысл моих размышлений прост: при кооперации с государством та же «Молодая гвардия», как и другие сотни издательств, уже сегодня могла бы давать стране в 40–50 раз больше. Государство должно это ценить, а на практике происходит наоборот. За три года правительство Москвы увеличило нам налог на имущество в 6, а плату за землю – в 13 раз!

Из истории «Молодой гвардии», или Жизнь вместе с замечательными людьми

– Г. Г.: Валентин Фёдорович, давайте поговорим о Вас. В прошлом году Вы отметили юбилей – 30 лет на посту генерального директора «Молодой гвардии».

– В. Ю.: Проехали, как говорят на радио. Важнее феноменальный юбилей – 125‑летие «ЖЗЛ». Через два года издательство отметит 95‑летие! Идет подборка документов по истории. Вот одна из архивных фотографий. Посмотрите: в 1986 году, во время VII съезда Союза писателей СССР известные писатели пришли в «Молодую гвардию». На фотографии – Юрий Бондарев, Петр Проскурин, Василий Белов, Владимир Крупин, Расул Гамзатов, Валентин Распутин. На этой встрече все хотели сказать несколько слов о «Молодой гвардии». И когда очередь дошла до Расула Гамзатовича, он гортанно произнес: «Это не издательство книг, это издательство любви». Формула эта для нас очень дорога! Да, издательство любви: любви к Отечеству, молодежи, культуре…

Опыт книгоиздания в СССР стоит изучать, а некоторый необходимо повторять и сегодня. Мы издали тогда 300 томов легендарной серии «Эврика» – популярные книги о различных направлениях науки в изложении крупнейших ученых страны. Влияние было огромное. Я точно знаю, к кому в юношестве попала книжка кардиолога и кибернетика Н. М. Амосова и кто стал известным хирургом страны. Тираж ее был 200 тысяч! А мобилизация науки сегодня – это вопрос выживания России в мировом соперничестве!

И каков был масштаб книгоиздания! Были выпущены более 40 собраний сочинений, среди них Виктора Астафьева, Чингиза Айтматова, Владимира Солоухина, Василя Быкова, Альберта Лиханова, Юрия Полякова и многих других.

Для молодежи выпускалось 80 томов «Библиотеки юношества». Подписка на 20 томов «Библиотеки молодой семьи» собрала два миллиона экземпляров. Впечатлял проект из 35 томов «История Отечества в романах, повестях, документах». И мировая литература всегда присутствовала в нашем издательском портфеле.

Валентин Юркин, Петр Проскурин, Валентин Распутин, Владимир Крупин

Валентин Юркин (директор), Петр Проскурин, Валентин Распутин, Владимир Крупин, Валентин Курбатов, Виктор Перегудов (зав. прозой), Расул Гамзатов, Василий Белов, 1986 год

Петр Проскурин, Юрий Бондарев, Валентин Распутин, Расул Гамзатов, Виктор Федоров

Петр Проскурин, Юрий Бондарев, Валентин Распутин, Расул Гамзатов, Виктор Федоров (главный редактор), Валентин Юркин (директор, спиной), 1986 год

Евгений Евтушенко

Евгений Евтушенко в «Молодой гвардии», 1985 год.
Всемирный фестиваль молодежи

– С.З.: Можно сказать, что история «Молодой гвардии» – это жизнь вместе с замечательными людьми. Я убедилась, аура этих людей действительно присутствует в стенах издательства. Валентин Фёдорович, какие личные встречи Вам особенно запомнились?

– В. Ю.: Готов рассказать почти детективную историю. Идет рабочий день, в отдел реализации приходит устраиваться на работу юное существо. Спрашиваю: «Почему вы пришли именно в “Молодую гвардию”?» И молодая женщина отвечает: «Знаете, я живу среди ваших книг. У моей свекрови, Надежды Григулевич, очень много “ЖЗЛ”». Оказалось, что Надежда – дочь известного советского разведчика Иосифа Григулевича1, выпустившего в 60–70‑х годах в нашем издательстве восемь (!) книг о деятелях Латинской Америки: Хосе Марти, Боливаре, Панчо Вилье, Альенде и другие. Одну из них, о Че Геваре, по поручению руководства я повез на Кубу и вручал лично отцу Че Гевары. Интересно, что тот вместо благодарности насупился и говорит: «Почему этот ваш автор, Лаврецкий, не ответил на многочисленные замечания, которые я сделал по тексту? А премьер Косыгин ответил мне через 8 дней». В тот момент лишь единицы знали, что под псевдонимом «И. Лаврецкий» скрывался легендарный разведчик Иосиф Ромуальдович Григулевич. Этот человек воевал в Испании, взрывал суда, которые шли из Латинской Америки на помощь Гитлеру, дослужился до посла Коста-Рики в Италии и Югославии, был вхож в Ватикан, дружил с генералами НАТО. Фантастическая работа!

Мы поняли, что должна быть книга об уникальном авторе-молодогвардейце. Встретились с Надеждой Иосифовной, с тремя послами из латиноамериканских стран. Пригласили Николая Сергеевича Леонова, ученика Григулевича. Им было сказано: «Ребята, нужна книга!» Начался поиск…

И наступил юбилей: 1000‑й выпуск в серии «Жизнь замечательных людей» – книга «Иосиф Григулевич. Разведчик, которому везло» с предисловием Н. С. Леонова. Мы вручили книгу дочери героя, заместителю директора СВР, прямо на сцене Московского дома национальностей со словами: «Передайте, пожалуйста, это разведчику № 1».

М.Б. Пиотровский

Генеральный директор «Эрмитажа» М.Б. Пиотровский. На ММКВЯ-2015

Тема разведки в «Молодой гвардии» с помощью СВР и ФСБ разработана достойно – стоит вспомнить хотя бы книги Николая Долгополова: «Абель-Фишер», «Ким Филби», «Вартанян», недавний сборник «Легендарные разведчики» или работы Александра Бондаренко о Павле Фитине и других героях.

Так что легенды живут среди нас…

– Г. Г.: А еще какие встречи были для Вас духовно важными?

– В. Ю.: Это безграничная тема. Я могу рассказать целые истории о Евгении Максимовиче Примакове. Фигура легендарная; он совершил чудо, о котором всё реже пишут и вспоминают. Когда в августе 1998 года случился дефолт, все были в страхе и панике, все рушилось. Приходит Примаков, и за считанные месяцы наступают успокоение и нормализация. Тогда Ельцин вероломно выбрасывает спасителя страны из правительства. Ранее Евгений Максимович спас разведку, а когда возглавил МИД, то превратил его из обслуги Вашингтона в инструмент достоинства России.

Что больше всего в нем поражало? Сочетание внутреннего достоинства с удивительным уважением ко всем, с кем Евгений Максимович общался. В 2007 году он приехал в «Молодую гвардию» подписывать свою книгу «Минное поле политики». Супруга Е. М. Примакова, зная, что он трудоголик, попросила его все время останавливать. Но Евгений Максимович не ушел, пока не подписал все книги… Редкостный редактор – разочек пришлось краснеть за наши ляпы. В память о нем в 2015 году мы выпустили в серии «ЖЗЛ» книгу Л. М. Млечина.

Большим событием для меня стали работа и общение с Михаилом Борисовичем Пиотровским, участие в юбилее 250‑летия великого Эрмитажа. Такая встреча, как говорят, дороже денег! Не­обычайно интересен Сергей Вадимович Степашин, тот, кто первым пришел на помощь «Молодой гвардии» в трудную минуту и без кого был бы немыслим Российский книжный союз…

Е.М. Примаков и В.Г. Распутин

Е.М. Примаков беседует с В.Г. Распутиным на вечере 90-летия «Молодой гвардии», 12 октября 2012 года

Особо стоит сказать о Валентине Григорьевиче Распутине, который ушел от нас год назад. За плечами – долгие годы общения с ним молодогвардейцев, выпущено тринадцать книг, в том числе объемный альбом «Сибирь, Сибирь…». Напомню: тираж – 100 тысяч экз. Трагедии последних лет подкосили его, и он избегал встреч. И все‑таки молодогвардейцы уговорили Валентина Григорьевича приехать в Дом приемов МИД на 90‑летие «Молодой гвардии». А когда каждый участник вечера постарался ненавязчиво сказать ему слова уважения и ободрения, было видно, как лицо писателя разгладилось, и нам на память остались фотографии редко улыбающегося Распутина. Мы уже работаем над его жизнеописанием.

В.Г. Распутин

В.Г. Распутин выступает на вечере 90-летия «Молодой гвардии», 12 октября 2012 года

Что нас радует? Пришло новое яркое поколение писателей, историков рубежа ХХ–ХХI веков, которые интенсивно многие годы сотрудничают с «Молодой гвардией». С нами Алексей Варламов, Юрий Поляков, Захар Прилепин, Дмитрий Быков, Павел Басинский, Ольга Елисеева, Владимир Новиков, Леонид Млечин, Геннадий Аксенов, Лев Данилкин, Святослав Рыбас, Алексей Карпов, Анатолий Житнухин и многие, многие другие.

Выбор пути

– С. З.: Валентин Фёдорович, давайте «отмотаем пленку» назад. 1975 год. Вы пришли в «Молодую гвардию». Почему сделали такой выбор? Ведь впереди могла быть достойная карьера в ЦК ВЛКСМ?

– В. Ю.: В «Молодую гвардию», как в ту запретную реку, я вступал дважды: в 1975 и в 1985 году.

Первый раз было так: в 1970 году я избран секретарем Липецкого обкома комсомола, через два года выдвинут в аппарат ЦК ВЛКСМ, стал куратором ведущего орготдела для Горьковской, Кировской областей и Марийской республики. Проходит года три, и наступает недовольство самим собой. Люди работают, а мне приходится лишь контролировать их. Были силы, желание что‑то делать, но я понимал, что все это невозможно осуществить. Хотя школа комсомола была первоклассная. И в это время познакомился с главным редактором «Молодой гвардии» Тамарой Шатуновой, которая, увидев мое знание книг, пригласила меня на работу. С точки зрения карьеры это было понижение: возглавить не самую лучшую редакцию по истории ВЛКСМ и научной литературы, довольно запущенную в то время. Мой шеф и наставник секретарь ЦК ВЛКСМ Борис Николаевич Пастухов был крайне недоволен.

Второй приход через десять лет шел по такому сюжету. После пяти лет работы в издательстве я ощутил охоту к перемене мест и в 1980 году отбыл в ГДР в аспирантуру в ВПШ при ЦК СЕПГ им. Карла Маркса. Вернулся через три года кандидатом философских наук и со знанием немецкого языка. Получил приглашение работать в Госкомиздате СССР в Главной редакции, которая работала с центральными издательствами: «Политиздат», «Мысль», «Молодая гвардия», «Международные отношения», «Прогресс», «Экономика», «Физкультура и спорт» и другими.

– С. З.: Как случилось, что Вы вернулись в «Молодую гвардию» уже директором? Чья это была инициатива?

– В. Ю.: В мае 1985 года пришло решение секретариата ЦК КПСС за подписью М. С. Горбачева. Я думаю, что тогда реальных конкурентов у меня не было. Принимал решение Б. И. Стукалин, заведующий отделом пропаганды ЦК КПСС. Председатель Госком­издата СССР Б. Н. Пастухов поддержал его. Думаю, что инициатива также исходила от Ю. В. Бондарева и тех людей, которые в «Молодой гвардии» меня знали и поддерживали.

Радости от назначения я не испытывал, знал, что будет непросто. Тогда «Молодая гвардия» была крупнейшим издательством страны. В год мы перерабатывали 100 тыс. тонн бумаги. У нас даже была своя железнодорожная ветка, связанная с магистральными сетями. Трудно верится, но ежедневно из цехов «Молодой гвардии» выходило 150 тысяч книг и 1,5 миллиона юношеских и детских журналов и приложений. Нужны были модернизация, компьютеризация, структурные изменения. А когда власть М. С. Горбачева стала на глазах таять, наше издательство сделало все, чтобы в 1990–1992 годах уйти из сферы комсомола, создать акционерное общество. Немногие знают, что «Молодая гвардия» никогда не была государственным предприятием, а создавалась в 1922 году как кооператив при ЦК РКСМ. Рыночная структура помогла выстоять в грядущих испытаниях.

«И вечный бой! Покой нам только снится!»

– Г. Г.: И что это были за испытания?

– В. Ю. Прежде всего – коллапс экономики 1992 года. Чем больше хозяйство, тем труднее. Начало передела собственности и первые шаги рейдеров. В 1993 году мы выдержали нашествие пяти бригад по поручению и.о. главы правительства Е. Гайдара с намерением лишить нас имущества. Прошел почти год, но отбились! В «Финансовой газете» была статья о неправомерных действиях налоговиков.

В течение 1994–1998 годов Ю. М. Лужков делал всё, чтобы при регистрации прав собственности в Москве произвести отчуждение наших зданий. Хотя у нас на руках были все правоустанавливающие документы за последние 50 лет и положительное решение Госкомимущества РФ. Об этом бесполезно рассказывать, это надо пережить.

Отвлекусь на минуту. Когда посмотрел «Левиафан», я увидел, что в этом фильме всё правда, и правда жуткая. В жизни подлостей не меньше, чем в фильме, но все‑таки есть и порядочность. «Молодая гвардия» пережила в десятки раз больше того, что показано в фильме. Однако вот факты: десятки людей, работавших в аппарате Лужкова, в правительстве РФ, в администрации президента Ельцина, не раз бескорыстно поддерживали нас. Например, юрист московского правительства Сергей Евгеньевич Донцов мужественно выступил против всесильного мэра, заявив на очной встрече Лужкова с руководством «Молодой гвардии», что Москва грубо нарушает закон, а издательство абсолютно право, и положил на стол письменное заключение.

– С. З.: Это был 1998 год. Какие еще пришлось пережить серьезные испытания?

– В. Ю.: Их было так много, что не хочется об этом говорить. Я только отмечу одно, чтобы вам было ясно, через какую непростую борьбу пришлось снова пройти. В 2007 году наше письмо лично рассматривал Владимир Владимирович Путин, дал соответствующее поручение, которое изменило расклад сил в нашу пользу. Из этого факта понятен масштаб диверсии, которая осуществлялась против «Молодой гвардии»!

Впрочем, любой руководитель подтвердит, как трудно сегодня приходится мелкому и среднему бизнесу, особенно такому чувствительному, как книгоиздание. Рейдерство, к сожалению, не исчезло…

– С. З.: Да, а мы говорим о государственной поддержке! А тут – вечный бой, покой нам только снится!

– В. Ю.: Да, борьба продолжается и сегодня. Имущество у нас в собственности, здания и машины тоже, все интеллектуальные ресурсы, все наши серии в собственности и законодательно защищены. Но земля – нет. Выкупить ее невозможно, это миллионы долларов. Тогда возникает аренда – как эффективный способ для государства обобрать предприятие. Мы же не ночной клуб содержим, не развращаем молодежь, решаем многие социальные вопросы города, могли бы учесть, что создаем элитную книгу. Если что‑то останется в памяти нации от нынешнего времени, то убежден, что среди других вещей сохранится и аббревиатура «ЖЗЛ».

Ответственно заявляю: с 1990‑го по 30 марта 2016 года не было ни одного случая, чтобы какая‑то проверяющая организация пришла и сказала: «Ребята, как вам удается выжить и чем мы можем вам помочь?» Это не жалоба, а констатация факта: «За державу обидно!» Мы‑то выстоим, несмотря ни на что!

Упорство и еще раз упорство

– С. З.: Какими качествами должен обладать руководитель такого масштабного издательства? Что помогало в этой постоянной борьбе за выживание? У Вас есть жизненный девиз?

– В. Ю.: Из Германии такой лингвистический осколок остался: «TROTZ ALLE DEM» – «Несмотря ни на что!»

Что нужно руководителю? Отвечаю: очень многое, но основное – это здоровье. Наша «эпоха перемен» – время напряжений, стрессов, нервных встрясок. Спорт нужен всем, руководителю в особенности. В школе, студенчестве всегда был в спортзале, любителем. В то время, когда обычно люди, войдя в возраст, успокаиваются, я 8 лет занимаюсь айкидо, достиг уровня черного пояса, 2‑й дан. Горжусь этим, как победой! Сейчас дважды в неделю вместо обеда играю в теннис. Катаюсь изредка на горных лыжах – спуск очень проветривает мозги… При самодисциплине времени хватает на всё, зато получаешь заметный выигрыш, когда пятилетку, и не одну, проходишь без бюллетеня и отрыва от работы. Чем больше делаешь, тем больше успеваешь. Это общий закон. Не знаю, хорошо это или плохо, но 365 дней в году я работаю. Все занятия связаны с текущими делами «Молодой гвардии», знакомством с теорией, историей книги, чтением литературных и политических журналов, сложных рукописей издательства. Недавно получил две ответственные рукописи о В. М. Молотове и философе А. А. Зиновьеве. Читаю великих знатоков книги – Николая Рубакина или Евгения Немировского, готовлю материалы для интервью или статьи.

Валентин Юркин Айкидо

Экзамен айкидо, партнер и тренер Денис Тульчинский, 4-й дан, 2010 год

– Г. Г.: Какие авторы и какие книги стали для Вас главными?

– В. Ю.: Признаюсь, когда в Москве стала продаваться книга американца Мортимера Адлера «Как читать книги», испытал горечь от того, что мое чтение далеко от правильного. Об этом же написал Борис Есенькин в предисловии ко второму изданию. Читаю постоянно и много, при малейшей возможности. Прежде всего читаю новинки. В последнее время это книга Олега Хлевнюка «Сталин. Жизнь одного вождя», Михаила Делягина «Светочи тьмы. Физиология либерального клана от Гайдара и Березовского до Собчак и Навального», Янова «Русская идея от Николая I до Путина». Прочитал переведенную с английского книгу «Мозг онлайн. Человек в эпоху Интернета».

Интерес вызвали работы о космосе, особенно в свете сообщения физиков-теоретиков из Нижнего Новгорода об открытых двух «черных дырах» во Вселенной. Это были книга и фильмы ВВС об удивительном феномене – британском ученом Стивене Хокинге. Меня многое интересует, но это можно подвергнуть критике. Сенека утверждал: «Книг не надо много. Кто везде, тот нигде». И все‑таки это чтение от случая к случаю.

Другое дело – работы по философии, теории, истории книги, о самом явлении чтения, о миссии письменности и слове в мировой истории. Этим занимаюсь не один год, с конспектированием, не для диссертации, но для углубления и популяризации. Какое наслаждение следовать за мыслью Германа Гессе и Умберто Эко, Михаила Куфаева и Борхеса, Маршалла Маклюэна и Александра Герцена. Не может не поразить чтение сочинения «Филобиблон» епископа Ричарда де Бери, который 700 лет назад создал ярчайший гимн книге, или квинтэссенция мысли в двух томах «Круга чтения» Льва Толстого. А погружение в «Яснополянские записки» – 4‑томник Душана Маковицкого – всегда как пребывание в Библии! Как‑то получил подарок – большущий том переписки Льва Толстого с его замечательной теткой, фрейлиной царского двора Александрой Толстой. Уверяю вас, это открытие! Какая потрясающая духовная мощь двух Толстых! Сейчас эта книга продается в Москве.

Конечно, некоторые имена и некоторые книги давно стали частью моего существования. Все об А. С. Пушкине покупаю и читаю безоговорочно, то же самое – о Толстом и о Шолохове.

– С. З.: Ваши главные духовные авторитеты? Кто повлиял на Ваше становление, мировоззрение?

– В. Ю.: Мне сложно отвечать. Многое. На мой взгляд, один из самых масштабных и пронзительных романов XX века – «Тихий Дон». Он близок мне еще и потому, что я родился и вырос на реке Дон. Мама и папа говорили почти так же, как говорят герои «Тихого Дона», особенно в первых редакциях. «Тихий Дон» – это великий эпос и потрясающая правда на века!



Еще новости / Назад к новостям