Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

22.05.2020

Поддержка бизнеса: кого будут хоронить первым

Вынужденно закрытые предприятия, значительное снижение выручки у тех, кто продолжает работать, потеря доходов граждан — все это далеко не временно, как бы ни пытались нас в этом уверять. И даже после того, как карантинные меры окажутся неактуальны, многие предприятия останутся под угрозой закрытия. Меры поддержки, о которых сегодня говорят на федеральном уровне, во-первых, рассчитаны далеко не на всех, а во-вторых, для того, чтобы получить какую-то льготу, нужно пройти семь кругов бюрократического ада. И при этом конечный результат отнюдь не всегда будет положительным.

Торгово-промышленная палата России еще месяц назад заявила, что 48% субъектов малого и среднего бизнеса не воспользуются мерами поддержки правительства, поскольку не попадают в категории, наиболее пострадавшие от пандемии. За прошедший месяц ситуация не поменялась, даже несмотря на то что за это время был озвучен целый ряд мер поддержки для малого бизнеса. История отражает обычную для российской действительности картину «двух параллельных миров», в которых живут чиновники и обычные граждане. Одни в своем мире принимают меры для поддержки бизнеса и граждан, отчитываются об их успешном действии. Вторые — вынуждены просто наблюдать за этим, так как заявленная «забота» на их благосостоянии не сказывается. По этому поводу в народе даже родилась шутка: «в рамках поддержки малого и среднего бизнеса правительство планирует выделить миллион соболезнований».

Месяц назад в интернете заработал проект «Карта бизнеса, терпящего бедствие». Координатор инициативы Данил Махницкий рассказал федеральным СМИ о том, что любой предприниматель может отметить на ней свое предприятие и объяснить причины своего плачевного положения, а также указать количество сотрудников, которые вот-вот останутся без работы. Результат — тысячи потенциальных банкротов.

«Буквально через два дня после запуска на карте было уже более 2 тыс. бизнесов, более 20 тыс. человек, которые находятся на грани увольнения. Перспективы совсем не радужные. Очень многие откровенно говорят о банкротстве. При этом на карте мы можем найти как точки самозанятых, мелких индивидуальных предпринимателей, у которых по одному-два-три сотрудника, так и, например, крупные федеральные сети, то есть проблема действительно общая практически для всех участников рынка», — отмечает он.

Подобные проекты не запускались бы, если бы озвучиваемые федеральными чиновниками меры поддержки были действительно эффективными, то есть доступными для всех пострадавших предпринимателей.

«В эфире федеральных телеканалов озвучивается очень много различных мер поддержки. Но по факту все они, что называется, «со звездочками», то есть очень сложными для получения условиями. Об этом мало кто говорит. Мы, например, слышим о льготных кредитах, отсрочках по ранее взятым кредитам, но для того, чтобы оформить такую отсрочку, надо собрать пакет документов больший, чем для оформления обычного займа, и побегать придется дольше, и результат не гарантирован», — объясняет член Общественной палаты Иркутска Алексей Жемчужников.

С подобной ситуацией столкнулась директор издательского дома «Восточная Сибирь» Валентина Толстова. Она обратилась в региональное отделение СКБ-банка за продекларированной отсрочкой по обслуживанию потребительского кредита, который брала несколько лет назад. И остаток-то составляет на данный момент меньше 200 тысяч, но платить фактически нечем, так как СМИ не попадают ни в один список отраслей и предприятий, которым государство хотя бы обещает помощь (при этом СМИ продолжают работать, часто просто на энтузиазме сотрудников). Столкнулась с муторной и длительной процедурой: справки, заполнение бумаг, проверки. Результат — в отсрочке отказано. Всплыл нюанс, о котором не говорят в официальных пропагандистских материалах: оказывается, существует постановление федерального правительства. Оно ограничивает размер потребкредитов, попадающих под кредитные каникулы. Если изначально человек брал кредит свыше 250 тыс. рублей, то в отсрочке сейчас ему может быть отказано, даже несмотря на то что остаток по кредиту вдвое меньше. Получается, банки этой уловкой беззастенчиво пользуются, введя их в свои программы как официальный ограничитель.

Список отраслей, наиболее пострадавших от коронавируса, не отражает того, что происходит в действительности. «Ситуация складывается парадоксальная. Предприниматель может не заниматься пассажирскими перевозками, но на его компании «числится» соответствующий ОКВЭД и он получает поддержку, какие-то выплаты для сотрудников. А его «коллега», напротив, перевозками занимается, но нужного кода экономической деятельности в свое время не заявлял, а значит и поддержки не получает», — рассуждает Алексей Жемчужников.

Сложившуюся ситуацию он сравнивает с пустым бассейном: «Бизнес сидит на дне, а вентиль для подачи воды находится в Москве и его никто не пытается раскрутить, чтобы бизнес всплыл. Вся деятельность сейчас развернута вокруг того, каким сферам бизнеса будет разрешено открыться первыми, но никто не говорит о том, что сейчас в первую очередь нужно активно стимулировать рост внутреннего потребления. Власти столицы Австрии Вены, например, раздают жителям ваучеры на 50 евро для походов в кафе и рестораны. А кто у нас пойдет в рестораны, если они откроются через неделю или месяц? Понятно, что нашим муниципальным, региональным властям такие меры поддержки не по карману. Прямую поддержку должна оказать федеральная власть».

Об этом же буквально кричат петиции, которые различные предпринимательские сообщества оставляют в интернете.

В одной из них говорится: «Мы, представители малого, среднего и крупного бизнеса России, сейчас находимся в тяжелом положении. Карантин остановил нашу работу, но обязательств меньше не стало — нам нужно платить зарплату, кредиты, налоги, аренду. При этом бизнесу запретили банкротиться, сокращать штат и отправлять людей в неоплачиваемые отпуска. Но те меры поддержки, которые предлагает правительство нашей страны, недостаточны для выживания.

На протяжении многих лет мы создавали для страны рабочие места, платили налоги, мы строили, чинили, шили, фотографировали, возили товары и развлекали. Если мы не выживем, то вместе с нами будет разрушен привычный образ жизни целой страны. На его восстановление уйдут месяцы, а может быть и годы. Мы сами строили свой бизнес и ни о чем не просили государство. Но сейчас наступил момент, когда нам нужна помощь».

Хочется добавить: реальная помощь.

Источник: gipp.ru



Еще новости / Назад к новостям