Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

24.09.2015

«Прорвемся!», или Мастер-класс от Михаила Иванцова

Михаил Викторович Иванцов, генеральный директор

В нашей рубрике побывало немало ярких и интересных работников книжной отрасли России. Были люди, которые восхитили нас своей эрудицией, талантами, необычными увлечениями. А вот личность Михаила Иванцова заставила больше задуматься о судьбе книги и книжной отрасли в России. Чем живет сегодня один из лидеров российского книжного бизнеса, какие проблемы его волнуют, какие книги он читает и что думает о судьбе книжного бизнеса в России – читайте в интервью Михаила Иванцова, генерального директора Объединенной розничной сети «Новый книжный – Читай-город – Буквоед».

Качества лидера

Георгий Гупало: Михаил Викторович, Вы закрытый человек?

– Михаил Иванцов: Я с осторожностью отношусь к интервью. Когда читаешь, что говорят некоторые люди, и знаешь, что они думают и делают на самом деле, то понимаешь, что их красивые фразы – не более чем пиар.

– Светлана Зорина: Давайте поговорим о Вашей личности по возможности беспристрастно и откровенно. Как давно Вы пришли в книжную отрасль?

– М.И.: Когда в 1991 году все рухнуло, наша страна стала огромным полем для стартапов. Люди приходили на пустое место из совершенно разных сфер деятельности и начинали с нуля строить свой бизнес.

У меня два высших образования: Бауманский с отличием и мехмат МГУ. Перспективы развития нашей науки уже тогда вызывали серьезные вопросы. Поэтому, когда друзья пригласили меня торговать книгами, я решил попробовать, и процесс меня захватил. С тех пор этим и занимаюсь. Сначала торговал с лотка на «Бауманской», потом поставил свой лоток на «Соколе». И далее все это разрослось в большой бизнес. У нас все жалуются, что в стране не хватает специалистов, но при желании можно всему научиться. Мы сами стали такими специалистами и выстроили серьезную компанию.

– Г.Г.: Строили многие, а успеха добились единицы. Что помогло Вам достичь таких вершин?

– М.И.: Любой бизнес возникает вокруг лидера, который должен сплотить людей, создать команду. Я считаю, что ключевые качества для достижения успеха – это ум, порядочность, интуиция как некий инсайт и, конечно, команда. Очень важны внимание и уважение к своим сотрудникам и хозяйское отношение к делу, компании.

Недавно прочитал Питера Тиля «От нуля к единице», где автор рассуждает о том, что для успешного бизнеса нужно подобрать команду и поставить перед ней задачу. Уверен, что это ключевая вещь для любого лидера.

– Г.Г.: Мы часто вспоминаем провал «Топ-книги». Что, на Ваш взгляд, помешало им удержать бизнес?

– М.И.: Я разбирал кейс «Топ-книги» и сделал для себя много выводов, которые потом старался учитывать в работе. Для книжного рынка это была геополитическая катастрофа, но никто так и не озаботился серьезным анализом ее причин. Там были проблемы с командой, в том числе недостаточная бизнес-компетенция сотрудников. Сейчас в книжную отрасль нередко приходят случайные люди, и меня это тревожит. Если мы не начнем привлекать перспективные кадры, нам будет сложно двигаться вперед. Эта тема актуальна не только для России, но и для многих других стран: как обеспечить экономику квалифицированными ресурсами?

– Г.Г.: Какой оборот у Вашей компании?

– М.И.: На этот год планируем порядка 12 млрд рублей.

– Г.Г.: А прибыль?

– М.И.: Это коммерческая тайна.

– Г.Г.: У Вас крепкая, успешная в финансовом смысле компания. Даже небольшой части Ваших доходов хватило бы на то, чтобы поднять уровень Университета печати. Вы же понимаете, что крайне важно вкладывать средства в образование будущих работников отрасли, тем более в условиях, когда государство сокращает финансирование на образование…

Михаил Викторович Иванцов
Выпускник Московской физико-математической школы № 2 1982 г.

– М.И.: Образование – это очень затратная по времени и усилиям история. Первый вопрос, кто там будет учить, второй – кого учить? Крупный бизнес уже давно осознал необходимость подготовки профессионалов и стал создавать собственные университеты и академии, привлекая к учебному процессу как лучших преподавателей государственных вузов, так и ведущих специалистов-практиков. Например, так поступил «Яндекс». И мы к этому приходим. Экономика – это прежде всего эффективное использование ресурсов. А самый дорогой ресурс, который есть у каждого, – это время. Чем лучше будут подготовлены наши сотрудники, тем быстрее мы добьемся результатов.

– С.З.: Успеем? Не погибнет книжный бизнес раньше?

– М.И.: Бизнес ко всему адаптируется. Он выбирает, на каких рынках работать, куда идти, во что инвестировать. Если есть перспективы, то они будут использоваться. Например, сейчас в российских регионах книжных магазинов настолько мало, а скрытый спрос на книги, чтение и знания настолько велик, что можно смело осваивать новые территории. Что мы и делаем. Львиная доля наших открытий приходится на регионы, в том числе на удаленные области страны, где книжная торговля развита слабо или отсутствует как явление. Но если условия работы неблагоприятны, надо уходить. Так случилось с нашим бизнесом на Украине. Уже за два года до известных событий я убедил акционеров в необходимости покинуть этот рынок, и они согласились. Если бы мы там остались, то потеряли гораздо больше, чем пожертвовали в тот момент.

– Г.Г.: Многие говорят очень правильные слова о бизнесе, читают толковую деловую литературу, умеют сделать свой бизнес успешным. Почему же такая ерунда происходит в стране? Почему у нас такие проблемы в книжной отрасли? Вот, например, Вы и Олег Новиков – блестящие бизнесмены и лидерами стали благодаря своему уму и таланту. Почему Ваш бизнес процветает, чего нельзя сказать о положении отрасли в целом?

– М.И.: У Деминга есть очень правильная мысль: качество делается в совете директоров. Когда я ее понял, мне стало гораздо проще заниматься бизнесом.

Михаил Викторович Иванцов
Разговор с заведующими первых магазинов сети «Новый книжный», 2002 год

Нынешний уровень книжной отрасли объясняется многими причинами. Одна из них – сложность построения прогнозов и планирования. За рубежом мыслят в перспективе на 50 лет. Кто у нас в стране может загадывать на 50 лет вперед? Что будет завтра, никто не знает. Мы опять подходим к делу с позиций стартапа. Есть основные принципы, в соответствии с которыми мы стараемся действовать, не загадывая надолго. Сейчас государство не хочет инвестировать в образование. Это означает, что даже там не понимают, что будет завтра и нужны ли им будут те или иные специалисты. Смотреть вперед и оценивать риски очень важно. Ведь стоимость бизнеса равняется денежному потоку, поделенному на риски. И вот об этом многие забывают. Если не работать с рисками правильным образом, то начинаются колоссальные трудности.

Книги, духовные авторитеты и свободное время

– С.З.: Михаил Викторович, какие книги Вы читаете?

– М.И.: Когда я пришел в книжный бизнес, я почти все свое время посвящал работе и чтению художественной литературы. После того безумного книжного голода, который был в советское время, у меня появился целый склад книжек: пустили медведя в малинникJ.

Информационная революция началась не с микрочипа, а с Гутенберга. Рукописные книги стоили очень дорого, их было мало. С появлением печатного станка произошло взрывное распространение информации. То же самое случилось и у нас после перестройки. Теперь мы уже насытились и не поглощаем все подряд. Сейчас я читаю в основном бизнес-книги: маркетинг, психология, культурология. Очень переживаю, что такую литературу издают в недостаточном объеме. Хотя понимаю, что, во‑первых, число людей, которым она нужна и интересна, уменьшается, во‑вторых, издавать ее стало дорого, невыгодно, упала популярность предпринимательства, все хотят «сидеть на трубе» и осуществлять государственные интересы…

– С.З.: Какие из прочитанных книг Вы можете посоветовать?

– М.И.: Достойных прочтения книг по бизнесу много. Эдвардс Деминг «Выход из кризиса» – это, на мой взгляд, самая великая книга в плане построения бизнеса. Очень интересна книга Голдрата «Цель» и связанная с ней книга Деметра – в них хорошо представлена теория ограничений для принятия решений в бизнесе.

– С.З.: Кто для Вас является духовным авторитетом?

– М.И.: С духовными авторитетами у нас в последнее время сложно. Обычно они складываются в молодости, а я рос в советские времена, тогда авторитетов не было. Поэтому все и рухнуло. Вот был академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Нравственность и мораль, которые он после себя оставил, никуда не делись. Так же как и мораль, и нравственность Достоевского. Мы читаем Шекспира, потому что он для нас современен. Мой любимый писатель – Михаил Булгаков – также, по понятным причинам, с каждым годом становится современнее. Люблю поэзию: Блок, Бродский, Галич, Окуджава. Все они сегодня очень актуальны.

– Г.Г.: Вы человек религиозный?

– М.И.: Я воинствующий атеистJ, человек из научно-тех­ни­чес­кой среды, мое материалистическое мышление никуда не деть. Я уважаю право людей на веру, ценю религию как основу культуры и истории нашей страны. Один из моих любимых писателей, Дмитрий Балашов, – очень религиозный человек, его даже критиковали за это. Религия должна быть делом совести каждого человека, и, пока она не выливается в агрессию, я отношусь к ней очень уважительно. Я понимаю, почему людям нужна вера. У меня есть на этот счет свои материалистические теории.

– Г.Г.: Синематограф любите?

– М.И.: Современное кино смотрю мало, больше люблю старые фильмы Захарова, Рязанова. Очень нравится «Собачье сердце». Тарковского люблю, могу по многу раз пересматривать его шедевры.

Михаил Викторович Иванцов
15 -летие компании, 2007 год

Большое впечатление в свое время на меня произвел «Идиот» Куросавы. Через 5 минут просмотра фильма я забыл, что действие происходит в Японии в 50‑е годы XX века. Вообще я не могу назвать себя киноманом, смотрю то, что советуют друзья.

– С.З.: Как проводите свободное время?

– М.И.: Теннис. Играю для себя два раза в неделю.

– Г.Г.: Путешествовать любите?

– М.И.: Люблю просто отдыхать. Хеппенинга и активностей мне хватает и здесь, на рабочем месте. Но не откажусь посмотреть на красоты Парижа, Амстердама или Флоренции.

Сейчас век работы 24 / 7. Бизнес – это сложнейший комплекс усилий. Он требует огромных знаний и умений. И реально переплетается с жизнью так, что часто сложно отделить одно от другого. Например, из заграничных поездок на отдых мы привозим новые идеи, которые можно реализовать в наших магазинах.

– С.З.: Есть мнение, что люди, которые постоянно выезжают за границу, делятся на фанатов Лондона и фанатов Парижа.

– М.И.: Я точно не фанат Лондона. Возможно, Рима – там история и дух времени. Для меня ближе Париж, он и для русской истории не чужой. В Париже непередаваемая атмосфера, в которой мода, гастрономия, сама жизнь становятся искусством.

– Г.Г.: А есть любимые русские города?

– М.И.: Когда мы открывали первые магазины в регионах, я сам ездил по всем этим городам. На мой взгляд, в Калуге очень красивый центр города. Люблю Ярославль – это старое намоленное место, где, как говорят люди, можно хорошо и спокойно жить на пенсии. Во многих русских городах сохранились красивые места. Например, кремль в Нижнем Новгороде. Петербург – красивейший город мира, заслуженно входящий в десятку европейских туристических городов.

– С.З.: Акунин в «Аристономии» пишет, что смысл нашего прихода сюда – познать свой талант. Вы познали свое предназначение в этом мире?

– М.И.: Тут я с ним не совсем соглашусь. Человек – существо сложное, талантов у него может быть много. Что‑то реализовывается меньше, что‑то больше. Хорошо бы осуществить хотя бы что‑то одно. Я считаю, что я на своем месте. Думаю, я был бы неплохим преподавателем, если бы остался в науке. Когда‑то я хорошо читал стихи, меня даже спрашивали: не пойду ли я в театральный? Каждый человек должен искать и развивать свои таланты. Вот это я рекомендовал бы молодежи.

– С.З.: Вы считаете себя счастливым человеком?

– М.И.: Это очень важный вопрос. Любое коллективное дело должно стремиться к построению счастья. Как сказал один современный западный поэт, счастье – это когда вы встали утром, потом легли в постель вечером и весь день делали то, что вам хотелось. На мой взгляд, очень содержательная формула. Большая часть вещей, которыми я занимаюсь, мне интересна.

– Г.Г.: А чего не хватает для настоящего большого счастья?

– М.И.: Как говорится, дай мне сил изменить то, что я могу изменить, принять то, что не могу изменить, и мудрости, чтобы отличить одно от другого. То, что я могу изменить, я стараюсь менять. Есть вещи, которые менять сложно. Меня печалит то, что мы делаем с окружающей средой. А также бытовая неустроенность населения. Хотелось бы сделать жизнь более комфортной. Если бы мне сейчас было на 10–15 лет меньше, я мог бы тратить время на те вещи, которые сейчас, к сожалению, неосуществимы. Например, я мог бы преподавать. Я довольно долго думал над тем, чтобы стать профессором, меня даже в детском саду так называли. Но сложилось по‑другому (и тоже хорошо). И понимаю, что на многое из этого времени точно не хватит. Теперь обучаю своих сотрудников, отчасти реализую преподавательский потенциал здесь. Это более важно и срочно.

Перспективы отрасли

– Г.Г.: Как Вы оцениваете состояние книжной отрасли?

– М.И.: Мировой книжный бизнес сегодня находится в состоянии неустойчивого равновесия с определенной надеждой на рост. Мы существуем по тем же законам, что и книжные рынки в других странах. Конечно, у нас есть своя специфика, например, катастрофическая история с утечкой мозгов. Многие профессионалы уезжают из страны. Но важно то, что 84 % населения эмигрировать не планируют, с ними мы остаемся и с ними будем работать.

– С.З.: Какие, на Ваш взгляд, перспективы у книжных магазинов в нашей стране?

– М.И.: Мы задавались вопросом, почему книжная торговля выжила, ведь физический ритейл сильно страдает от интернет-магазинов, – и выяснили, что традиционные книжные остаются востребованными и удобными. Во-первых, книжный спрос на 50 % импульсный. В Интернете он целевой. Во-вторых, книги – это не предмет первой необходимости. У человека нет физиологической потребности читать. Вот если ему под нос подсовывать книжный магазин, он тогда вспоминает, что ему нужны книги и он любит читать. И чем старше книжный магазин, тем больше он обрастает своей аудиторией. Вокруг него образуется круг постоянных покупателей, которые привыкли туда приходить. В некоторых наших старых магазинах более 50 % читателей имеют дисконтные карты постоянных покупателей. Беда в том, что, когда мы закрываем магазин, хотя это бывает редко, люди с нашими дисконтными картами никуда не приходят.

Большой потенциал для развития книготорговли – это регионы, там делать бизнес проще и понятнее, чем в столице. Москва – сложный город: огромная аренда, высокие по российским меркам зарплаты, очевидное сокращение умной публики и рост числа людей, которые тратят все время лишь на зарабатывание денег и не интересуются книгами. Важное направление книжной отрасли – это открытие магазинов в небольших городах. Мы целенаправленно открываем свои магазины в таких населенных пунктах, как Усть-Кут, Ангарск, Бор, Тулун, Зарайск. Конечно, в них непросто работать, оборачиваемость товара очень низкая. Но здесь можно прирастить большой рынок, которого пока, по сути, нет. Здесь есть люди, которые хотят читать. Наша основная идея – развитие книжной торговли в малых городах, потому что она там отсутствует как таковая. Книжные магазины в подобных местах – явление, конкуренции между ними нет.

– Г.Г.: В Курске недавно закрылся старейший магазин – Дом книги.

– М.И.: «АСТ» в свое время съело «Курсккнигу», а когда они развалились, то магазин продали банкирам. Я предложил акционерам его выкупить. Это большое красивое трехэтажное здание, книжный оставался на первом: в вестибюле стоит памятник Горькому, в нишах – бюсты писателей. Мы его купили. Но Комитет по охране памятников архитектуры до сих пор не дает нам сделать ремонт, поскольку это исторический объект. Хотя многие предметы интерьера 70‑х годов не представляют никакой культурной и материальной ценности. А ведь у нас есть большой опыт бережной реконструкции подобных раритетов: например, в Саратове, главный книжный которого работает уже 78 лет, и Воронеже, где магазин расположен в историческом торговом доме 1959 года с уникальной архитектурой; в Борисоглебске магазину вообще скоро 130 лет. И в Курске у нас много интересных идей. Часть помещения мы планируем оформить как музей советского книжного магазина. Поверьте, это будет интересно. Когда согласуем проект и сделаем ремонт, то всех пригласим на открытие.

Мы также купили у бывшей «Иркутскпечати» магазины в Усть-Куте, Ангарске и Усолье. А вот «Кузбасскнигу» в Кемерово не успели выкупить: вели переговоры, но предприятие обанкротилось, и мы ничего не можем с этим сделать. Восстановили Березняковский дом книги, сделали там ремонт.

– Г.Г.: Сколько сейчас магазинов в Вашей сети и сколько планируете открыть?

– М.И.: Сейчас у нас порядка 350 книжных магазинов. Рассчитываем увеличить нашу сеть примерно вдвое за пять лет.

– С.З.: Это реально?

– М.И.: Да, потому что рынок есть, но его, конечно, непросто осваивать. У нас была огромная проблема, когда наш книжный бизнес стали воспринимать как нечто, уходящее в прошлое. Приходим в торговые центры, а нам говорят: так вас же завтра уже не будет. Только сейчас мнение арендодателей начинает постепенно меняться. На Западе в последнее время книжный бизнес оценивают положительно, капитализация у него растет.

– С.З.: А у нас наоборот, есть еще куда расти.

– М.И.: У нас колоссальные перспективы. Но здесь очень многое зависит от издательств. Надо создавать отечественный интересный контент. В Англии недавно провели исследование, какая профессия у них самая популярная. Оказалось, писатель.

– С.З.: Это говорит об отношении в обществе к данной профессии.

– М.И.: Нам остается только мечтать и работать на то, чтобы профессия писателя в России стала одной из самых популярных. И я надеюсь, что восприятие всего того, что мы делаем, будет меняться, да оно и меняется. Сейчас уже большинство людей перестает задавать вопрос, зачем нужен книжный магазин в торговом центре.

– С.З.: Важна также и политическая воля с точки зрения предоставления преференций издательствам, книжным магазинам.

– М.И.: Очень хочется, чтобы это было не столько на государственном уровне, сколько на уровне общества. Я обратил внимание, например, как часто нобелевский лауреат по экономике Роберт Шиллер произносит в своих выступлениях слово «общество». А у нас всегда «государство». Вот в этом разница. У нас все хотят получить от государства по максимуму, а нужно понимать, что там сидят такие же обычные люди, которые тоже начинали практически с нуля в управлении, как мы в бизнесе. У них тоже не хватает компетенции, времени и всего остального. Мы просто не знаем о вопросах, на которые им приходится искать ответы. Неправильно надеяться, что все проблемы решит большой гуру, – как правило, это работа целой команды, экспертных сообществ.

Ученые посчитали, что 90 % созданной человечеством информации появилось за последние два года. Способности человеческого мозга по ее усвоению в миллионы раз уступают тому потоку сведений, который транслируются каждый день. Возникает так называемая информационная слепота. Как из этого моря выловить то, что нужно именно вам? Вопрос серьезный. А книги – это источник высокой степени доверия. Они структурируют, упорядочивают этот информационный хаос.

– С.З.: Ваш жизненный девиз?

– М.И.: Мне в свое время понравился девиз Владимира Высоцкого: «Прорвемся!»



Еще новости / Назад к новостям