Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

25.03.2015

Азартный интеллигент: штрихи к портрету успешного издателя

Алексей Ильин, основатель и генеральный директор

Какие качества нужны для того, чтобы стать эффективным бизнесменом и управленцем в современном российском книгоиздании, начать собственный бизнес в дефолт 1998 года и успешно преодолевать вот уже третий по счету экономический кризис в стране?

Человек, в котором спокойствие и интеллигентность удивительным образом сочетаются с азартом и любовью к экзотическим и порой экстремальным путешествиям, переживший опыт общения с пиратами на Карибских островах и с воинственным племенем мурси в Эфиопии… Встречайте: Алексей Ильин, основатель и генеральный директор издательства «Альпина Паблишер».

Начало карьеры

– Светлана Зорина: Алексей, давайте начнем наш рассказ с детства: какие были планы, кем мечтали стать?

– Алексей Ильин: Не считая ранних детских мечтаний, в осознанном возрасте я хотел стать экономистом. Мой отец был профессором экономики в МГУ, и я всегда увлекался экономикой, ходил в экономические кружки. После школы поступил в Финансовую академию (сейчас Финансовый университет), закончил самый престижный факультет – международных экономических отношений.

Одновременно с учебой начал работать в небольшой фирме по торговле разными стройматериалами. В 1993–1994 годах вместе с друзьями создал свой собственный бизнес по оптовой торговле полиграфическими материалами. У нас было брокерское место на бирже «Российская бумага», мы его арендовали у РПЦ (на Сретенке есть небольшая церковь, которая владела этим брокерским местом). Я пришел в церковь и встретил своего бывшего тренера по шахматам (с 6 до 12 лет я играл в шахматы), который к тому времени стал священником. Мы заключили договор на аренду брокерского места на бирже и занимались продажей бумаги.

Время было интересное: когда мы начали достигать первых результатов, к нам пришли бандиты, сказали: «Мы будем вас “охранять”» – и попросили 20 % от оборота. Потом стали своих сотрудников навязывать, и в какой-то момент мы несколько напряглись и решили свернуть этот бизнес, заплатили отступные, а я перешел работать по профилю – стал замначальника валютного отдела небольшого банка. В это время я учился на 5 курсе института.

– С. З.: То есть начало Вашей трудовой деятельности было на заре учебы в университете?

– А. И.: Да, студентом. На лекциях мало кого можно было тогда встретить. Приходили в основном на экзамены, но при этом в целом нормально учились. Несколько моих друзей-сокурсников стали по-настоящему успешными.

Потом перешел в инвестиционную компанию, где проработал с 1995 по 1998 годы: я занимался спекуляциями на фондовом рынке, на рынке ГКО. Тогда-то и зародилась идея будущего издательства. Специалисты фондового рынка должны постоянно повышать свою квалификацию – мы заказывали книги на английском языке. Читать их было сложно, книги стоили около ста долларов за экземпляр, и в какой-то момент родилась идея: а почему бы эти книги не издавать на русском языке для специалистов фондового рынка? У нас был некий опыт, связанный с полиграфией, с полиграфматериалами, мы понимали потребности, что реально нужно профессиональным финансистам. Еще в 1997 году выпустили нашу первую книгу – «Энциклопедия технических индикаторов рынка». Для издания мы использовали компанию нашего приятеля, она называлась «Альпина».

– Георгий Гупало: А как родилось название издательства?

– А. И.: Его придумал наш приятель Даниил. Как-то он сидел у себя в квартире, думал, как назвать свою фирму, и увидел пылесос фирмы «Alpine». «А почему бы не назвать фирму “Альпина”?» – подумал он. Вот, собственно говоря, так и появилось название «Альпина».

– С. З.: Значит, вы стартовали в 1998-м?

– А. И.: Да. Кризис на фондовом рынке начал нарастать в 1997-м, а к лету 1998 года уже был обвал, клиенты практически все исчезли. Российская биржа обанкротилась, мы понимали, что ситуация непростая, и решили уйти. Из высокооплачиваемых менеджеров превратились в низкооплачиваемых предпринимателей. Мы заняли 20 тысяч долларов и запустили первые книжные проекты.

Мы выпустили несколько книг, отгрузили. Смотрим: отгрузили на пятьдесят тысяч долларов, нам не платят… В какой-то момент размер долга превысил размеры наших потенциальных активов, потому что, если вы помните, за достаточно короткий период времени курс рубля обвалился в 5 раз, с 6 до 30. Было трудно, но в итоге кто-то там заплатил, выпустили еще несколько книг, они стали продаваться успешно. И начиная с 1999 года пошел достаточно активный рост рынка, и мы росли вместе с ним.

– С. З.: Вы стали первыми издателями на рынке деловой литературы?

– А. И.: Да, по сути, мы сформировали этот рынок. На тот момент на рынке доминировали издательства, выпускавшие дешевые книги на газетной бумаге. Мы же, напротив, всегда стремились выпускать качественно изданные книги, похожие на европейские. Мы покупали хорошую бумагу, привлекали профессиональных дизайнеров. Первые обложки нам делал Петр Банков из «Дизайн-депо». Сейчас он звезда российского дизайна. Мы продавали книги дороже, чем большинство на рынке, и, когда приходили в магазины, нам говорили: «Вы с ума сошли, кто за такие деньги будет покупать книги?» Но, к удивлению книготорговцев, книги эти продавались и приносили большую маржу.

Сначала мы выпускали только профессиональные издания по финансовой тематике, потом увидели, что рынок можно расширять, и стали выпускать книги по бизнесу в широком смысле слова. Был спрос: люди начали понимать, что бизнесом нужно уметь управлять профессионально, и мы оказались в струе.

«Альпина»: день сегодняшний

– С. З.: Сегодняшнюю «Альпину» можно сравнить с красивой ромашкой, имеющей множество лепестков – «Альпина нон-фикшен», custom publishing, «Альпина диджитал» и т.д. …

– А. И.: Да, «Альпина паблишер» – это бизнес-книги и популярная психология. В 2008 году появилась «Альпина нон-фикшен», выпускающая научно-популярные книги и книги для родителей.

Ранее, где-то в 2006 году, мы создали направление custom publishing – работу с заказными изданиями. В какой-то момент оно стало существенной частью бизнеса. Есть компании, занимающиеся образованием своих сотрудников; они и заказывают книги для повышения их квалификации. На сегодняшний день мы обслуживаем практически весь крупный бизнес. Есть спонсорские издания – если компания хочет популяризировать какую-то тему (чаще это финансовые компании и банки). Можно сделать рекламу «Используйте наши структурированные финансовые продукты», а можно издать книгу, посвященную этому продукту, тогда шансов рассказать о нем намного больше.

Направление «Альпина диджитал» – это все, что связано с продажей и агрегацией электронных книг. Еще есть «Альпина T&D», занимающаяся курсами по дистанционному обучению.

– Г. Г.: А какова доходность разных лепестков этой «ромашки»?

– А. И.: С 2014 года в связи со спадом на рынке рекламы и заказных изданий доминирует «Альпина паблишер», деловые книги. Если грубо, то 40 % – это «Альпина паблишер», 20–25 % – «Альпина нон-фикшен», 30 % – издательские услуги, остальное – электронное направление.

– Г. Г.: Сколько сотрудников работает в «Альпине» и каков оборот всей группы?

– А. И.: 109 сотрудников, оборот составляет примерно 400 миллионов рублей.

– С. З.: Какие качества, позволяющие сделать такой большой рывок за 15 лет, на Ваш взгляд, нужны бизнесмену-руководителю?

– А. И.: На мой взгляд, сила нашей компании в том, что у нас есть команда управленцев. Ни я, ни мои коллеги не являемся идеальными руководителями. Но в целом мы получились очень сильным коллективным руководителем. У нас три партнера: я, Александр Лиманский и Илья Долгопольский. Редкий случай, когда друзья основали бизнес, но не переругались за 15 лет и по-прежнему являются взаимодополняющими игроками.

– Г. Г.: Вы как-то разделили сферы влияния?

– А. И.: Да, у каждого из нас есть свои сильные стороны: я больше стратег и силен в плане контента. Илья Долгопольский успешен в технической части. Александр умеет все устраивать, организовывать и добиться решения сложных задач, особенно там, где нужно проявить серьезное упорство.

– С. З.: Кто формирует издательский портфель?

– А. И.: Сейчас это уже отработанный бизнес-процесс. Я не главный редактор, этот функционал перешел к Сергею Турко. Создан редакционный совет, состоящий из 6 членов: пять постоянных и один переменный. «Переменный» участник редсовета – это, как правило, кто-то из сотрудников компании, кто подключается на месяц и приносит свежие идеи. Каждый член редакционного совета предлагает свой проект, он выносится на обсуждение и решается большинством голосов. В спорных случаях у главного редактора есть дополнительный кусочек голоса, если три на три.

– С. З.: Сейчас мы переживаем уже третий по счету кризис за историю постсоветского книгоиздания. Какие, на Ваш взгляд, должны быть основные антикризисные стратегии?

– А. И.: Мы готовимся к длительному кризису, стараемся быть очень консервативными, чтобы были резервы, не влезать в долги. В прошлом году у нас появился инвестор. Стараемся приблизиться к концепции бережливого производства. Идея в том, чтобы сделать первые тиражи минимальными, чтобы понять, есть ли спрос, и потом выпускать ровно столько, сколько нужно.

– С. З.: Ассортиментную линейку планируете сокращать? Меньше будет экспериментов?

– А. И.: Наоборот, дополнительные эксперименты будем делать и смотреть за рынком, чтобы понять, как кризис влияет на потребительские предпочтения. Мы допускаем, что могут быть изменения. Пока мы видим нормальный спрос, падения нет. Только вот очень резко выросла дебиторская задолженность.

– С. З.: Несколько лет назад вы активно развивали направление аудиокниг. Сейчас на европейском рынке идет тренд на возвращение интереса к этому направлению: есть интерес потребителей, создана инфраструктура. Как Вы оцениваете эту ситуацию применительно к России?

– А. И.: У нас было очень сильное направление аудиокниг, мы развивали его с 2009 года, но в какой-то момент пиратство сделало его нерентабельным, и мы перестали увеличивать портфель. Мы продаем аудиокниги через Apple Store, «ЛитРес», но основной канал – это все-таки мобильные платформы, прежде всего iOS. Сейчас объем продаж таков, что это направление нельзя назвать рентабельным, и новые аудиокниги мы выпускаем очень редко. Нужно, чтобы рынок еще чуть-чуть подрос, чтобы сделать такие проекты привлекательными для инвестиций.

«Я азартный человек»

– С. З.: Конечно, работа занимает много времени, но наверняка остается сколько-то на отдых, семью, хобби и увлечения? Расскажите, пожалуйста, об этой части своей жизни подробнее.

– А. И.: У меня достаточно большая семья, трое детей. Старшей дочери 19 лет, а младшему сыну еще нет двух. Среднему сыну – 15. Вообще, чем больше детей, тем добавление каждого следующего ребенка является менее радикальным изменением в жизни.

Со старшим сыном провожу много времени. Два или три раза в неделю вместе ходим в тренажерный зал.

Достаточно неплохо играю в бадминтон: скажем так, на уровне хорошего кандидата в мастера спорта. Играю уже много лет, начинал еще в старших классах школы. Я азартный человек, а бадминтон позволяет почувствовать азарт, борьбу по максимуму, научиться использовать свои сильные стороны. Иногда участвую в турнирах. Например, в это воскресенье выиграл парный турнир в рамках нашей секции.

– С. З.: А в плане воспитания к какому типу родителей можете себя отнести?

– А. И.: Я – мягкий. В роли диктатора выступает моя жена… В комбинации получается успех.

– С. З.: Что для Вас семья?

– А. И.: Это место покоя.

– Г. Г.: Чем жена занимается?

– А. И.: Она домохозяйка, наполовину грузинка – родом из Кутаиси…

– Г. Г.: Любите грузинскую кухню?

– А. И.: Да, у нас дома в основном грузинская кухня. Люблю азиатскую: японскую и индийскую – и, конечно, европейскую и французскую.

– С. З.: Дети кем хотят стать?

– А. И.: Дочка учится в художественном училище, будет дизайнером. Сын думает о том, чтобы прийти к папе в издательский бизнес, ну а младшему пока что еще рано об этом размышлять…

– Г. Г.: Много путешествуете?

– А. И.: Да, путешествия – это серьезное увлечение. Раз в год я делаю одно большое путешествие. У нас есть компания, которая незначительно меняется в составе. Есть лидер группы, который организовывает наши нестандартные путешествия, – Сергей Вертелов. Он возит нас во всякие экзотические места. Особенность этих путешествий в том, что это не туризм, а максимальное погружение в среду. Это возможность пообщаться с людьми, понять, чем они живут, какие у них проблемы. Например, этим летом мы были в Кении и Эфиопии. Для меня самой интересной частью стало не изучение животных и природы, а общение с людьми из разных племен. Как ни странно, многие местные говорят по-английски. Даже если женщины и мужчины ходят только в набедренных повязках, тем не менее их дети по утрам бегают в соседний поселок: два часа бегут в один конец, два часа в другой, – где изучают в том числе и иностранные языки. В Эфиопии, при высоком уровне бедности, встречаются очень талантливые дети. Я познакомился с одним мальчиком, который общается по-английски, по-испански, может кое-что сказать по-итальянски и по-французски.

Алексей Ильин

Деревенские дети. Эфиопия

– Г. Г.: Где еще были, кроме Африки?

– А. И.: Из ярких, запоминающихся путешествий – королевство Мустанг в Тибете. Был в Эквадоре, Перу, включая джунгли. Ну и много путешествий более простых. Вот, например, проехали Австралию с севера на юг, плавали на яхте по Карибским островам… На нас там напали пираты, пришлось бросить прокатную яхту и сбежать на один из островов контрабандистов…

– Г. Г.: Как интересно, расскажите подробнее.

– А. И.: Это случилось на небольшом острове недалеко от Гренады. Мы сели на мель и позвали какого-то местного на лодке сдернуть нас. При этом, когда нас снимали с мели, мы повредили винты и получили небольшую пробоину. Заплатили 200 долларов этому человеку, а потом пришли 5 крепких чернокожих и сказали, что мы очень обидели их лодочника, заплатив такую оскорбительно маленькую сумму, что стоит это пятнадцать тысяч долларов и что только для нас они готовы сократить эту сумму до десяти. Прозвучало это в достаточно агрессивной форме. В итоге мы не стали долго рассуждать, тем более что лодка была повреждена, и сбежали.

Алексей Ильин

В племени мурси. Долина реки Омо. Эфиопия

Был еще один случай. Мы знакомились в Эфиопии с племенем мурси, фотографировали их за небольшую плату. Но они посчитали наше денежное вознаграждение недостаточным и начали махать автоматами… В поездке нас сопровождал государственный служащий с автоматом. Правда, что он мог сделать против тридцати автоматчиков из этого племени? В итоге пришлось договариваться, доплатив еще денег…

– Г. Г.: Что для Вас путешествия?

– А. И.: Для меня это способ перезагрузки и расширения мировоззрения. Я очень люблю лежать на море. Обычно сначала мы осуществляем сложное путешествие, а потом отдыхаем с семьей на море.

Алексей Ильин

Штурмовой лагерь перед подъемом на гору Кения (5000 м)

Воззрения на мир

– Г. Г.: Алексей, какие у Вас любимые авторы, книги?

– А. И.: Я читаю и нон-фикшен, и художественную литературу. Из всего, что читаю, я особенно выделяю те книги, которые влияют на мировоззрение. Среди самых важных мировоззренческих книг есть несколько, которые мы издали в «Альпине», – это «Атлант расправил плечи» и «Источник» американской писательницы и философа Айн Рэнд. В разное время на меня также сильное влияние оказали «Бог как иллюзия» Ричарда Докинза, «Человек в поисках смысла» Виктора Франкла и «1984» Джорджа Оруэлла. Из современных российских авторов предпочитаю Акунина. Идеи его книги «Аристономия» мне очень близки.

– Г. Г.: А чем Вы объясняете такое падение интереса к книге, к чтению в России?

– А. И.: Люди не стали читать меньше, просто они читают другое. Интернет и соцсети поглощают ресурс чтения. Люди стали более нервные, загруженные интеллектуально, у них не хватает самоорганизации и в некотором смысле культуры для того, чтобы читать.

– Г. Г.: Ну, в Европе и в США соцсети развиты в разы больше, чем у нас в России, и тем не менее издается больше книг, тиражи в разы больше, чем у нас. Может, причина не в соцсетях?

– А. И.: Если отбросить политкорректность, то образовательный уровень в России низкий. Есть некий слой людей, который читает… не знаю, может быть, десять процентов населения. Книга требует неких усилий для восприятия информации. Кино или компьютерные игры не требуют никаких усилий.

Алексей Ильин

Бадминтон – любимое увлечение

Сравним Россию и США. Разве Нью-Йорк – это центр страны? Каждый город самостоятельный, с высокой мобильностью населения. В России – одна Москва. Даже Питер, как мы знаем, по книжному рынку сильно отстает. Какое соотношение продаж Москва / Питер? В лучшем случае 1 к 10.

– С. З.: Какие качества цените в людях и, наоборот, чего не любите?

– А. И.: Ценю умение понимать, способность слушать других. Очень не нравятся агрессивные святоши, воинственная глупость. А просто к глупости я спокойно отношусь.

– С. З.: Вы сказали, что в работе очень важна команда. Какие качества цените в сотрудниках?

– А. И.: Мы стараемся очень внимательно заниматься подбором персонала, у нас практически нет случайных людей. Есть такое понятие – интеллигентность, акцент на разум в своих действиях, рационализм. Это и является базовым принципом при приеме на работу. И, конечно, позитив по отношению к окружающему миру.

У нас достаточно стабильный коллектив.

– Г. Г.: Вы религиозный человек?

– А. И.: Нет, я атеист. Вообще сейчас мир идет не туда, куда бы мне хотелось. У меня либерально-демократические взгляды: свобода, невмешательство государства во внутренние дела людей, невмешательство в экономику, свобода слова в своем полном варианте…

– С. З.: Про текущую ситуацию: можно ли строить бизнес в современной России, Вас это не пугает?

– А. И.: Мы привыкли к борьбе. Во всем мире бизнесмен – это специалист по выживанию. В России риск – другого рода. В США слишком высок уровень конкуренции, все готовы зайти на твою поляну и тебя оттуда экономическим способом выдавить. В России конкуренция ниже, но политические и прочие риски выше. В России требуется умение быстро принять решение, взвешивать риски.

– Г. Г.: Каким Вы видите свой бизнес лет через двадцать-тридцать?

– А. И.: Я пока не вижу, каким он будет лет через тридцать; надеюсь, что он будет. Сейчас нашим стратегическим ответом на внешние вызовы является запуск цифрового направления и направления по дистанционному обучению. Это то, что ориентировано на долгосрочное выживание компании. Это как бы вложение в будущее. Я думаю, что в будущем рынок электронных книг будет доминирующим. И поэтому нужно к этому заранее готовиться. Пока в Европе электронная книга занимает небольшой процент, но процессы движутся волнами, очень редко бывает, что все идет линейно. Как правило, волны – это смена поколений.


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», №2 (124), март, 2015



Еще новости / Назад к новостям