Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

06.02.2015

Сергей Степашин: «Делай то, что можешь, и то, что знаешь, и никогда не отступай»

Сергей Степашин, президент

Сергей Вадимович Степашин – один из самых разносторонних российских государственных деятелей с фантастически большим опытом – парламентским и административным. Он был директором Федеральной службы контрразведки, министром юстиции, министром внутренних дел, первым заместителем председателя Правительства России, премьер-министром, 13 лет возглавлял Счетную палату РФ.

Российской книжной индустрии очень повезло, потому что все эти годы Сергей Вадимович является еще и бессменным президентом Российского книжного союза (РКС). Его вклад в развитие книжной отрасли, просвещение, поддержку книжных магазинов и чтения в стране трудно переоценить.

О текущих задачах книжной индустрии в Год литературы, отраслевых инициативах и, конечно, о чтении, детстве, свободном времени читайте в интервью, которое Сергей Вадимович дал нашему журналу накануне нового 2015 года.

Рубрику ведут Георгий Гупало и Светлана Зорина.


Все мы родом из детства

– Светлана Зорина: Сергей Вадимович, расскажите, пожалуйста, о себе. Какие качества Вы цените в людях?

– Сергей Степашин: О себе говорить всегда сложно. Лучше, когда о тебе скажет кто-либо другой. Родился, учился, выучился, послужил, поработал, теперь занимаюсь любимым делом.

Я военный, и для меня важно в первую очередь, чтобы человек был последователен, умел брать на себя ответственность и никогда не предавал. Мне приходилось в жизни испытывать предательство по отношению к себе, и я считаю, это самое негативное, что может быть в жизни. Это первое.

Второе. Я побывал во власти в разных ее ипостасях и могу сказать, что очень важно, когда человек не только подготовлен профессионально, но и достаточно образован в общем плане. Серость при власти – очень опасная вещь для любой страны или отрасли народного хозяйства.

– С. З.: Все мы родом из детства. Основа личности закладывается в детстве и в школьные годы. Какие у Вас остались воспоминания об этом времени?

– С. С.: Мне, конечно, повезло с великолепной ленинградской школой. Я учился в одной школе с Андреем и Сергеем Фурсенко, с Натальей Дементьевой. У нас была замечательная учительница русского языка и литературы – Ирина Вильевна Розенберг, дай Бог ей здоровья.

Большую роль в образовании сыграли, конечно, родители, школа и любимый Ленинград. Я очень многое из школьной литературной программы посмотрел в наших ленинградских театрах: в БДТ, Пушкинском театре, театре имени Ленсовета, где тогда играла еще совсем юная Алиса Фрейндлих.


Чтению надо учить. Я считаю, библиотекарь – это учитель чтения.


Основа личности закладывается в семье и в школе. Дальше идет уже огранка: если человек хочет, он будет приобретать определенные знания. После 14 лет человека практически не переделать. Он может закрыться, прикинуться, что стал таким, каким хотелось бы его начальству или окружающим, – но внутри он уже другой. Мне, слава Богу, в жизни не пришлось ломаться, под кого-то подстраиваться. Именно поэтому мы с вами беседуем не в каком-либо другом кабинете, а в Императорском Православном Палестинском обществе.

Серёжа Степашин

– Георгий Гупало: Почему?

– С. С.: Потому что я – свободный человек.

– С. З.: Конечно, основа личности закладывается в детстве и в книгах, которые мы читали. Как пел Владимир Высоцкий: «Значит, нужные книги ты в детстве читал».

– С. С.: Я читал разные книги, читал всё подряд. Первая книга была Виталия Бианки; сначала мне ее читал отец, а потом уже сам. С детства мне очень нравится «Сказка о попе и о работнике его Балде» Александра Сергеевича Пушкина. Помните ее конец:

«Не гонялся бы ты, поп, за дешевизной». Ох, как актуально сегодня!

Дома была хорошая библиотека. Я читал много взрослых книг. Помню, в 4 классе прочел «Овода» Э. Войнич и даже «Воскресение» Л. Н. Толстого. Многое я, конечно, не понял. Рановато для четвероклассника.

Я также был записан в великолепную библиотеку на Скобелевском проспекте, там давали книги на дом. Причем, когда я сдавал книгу, библиотекарь Ирина Николаевна спрашивала, что прочитал, что понравилось, чему научился. И, уже немного зная меня, подбирала другую книгу. Чтению надо учить. Я считаю, библиотекарь – это учитель чтения. Слава Богу, сейчас школьный библиотекарь приравнен к преподавателю. И хорошо, что зарплату им прибавили, ведь раньше они получали копейки – это было совершенно неправильно.

С родителями и бабушкой

– С. З.: Вы совершенно правы: очень важно не только читать, но и обсуждать прочитанное.

– С. С.: Мы не только обсуждали… Вчера, например, я был у Александра Александровича Калягина на спектакле «Лица», поставленном по пяти рассказам Антона Павловича Чехова. А потом я зашел к Калягину и сказал ему шутя: «Сан Саныч, давай еще одну репризу сделаем». – «Какую?» – «Я буду за кадром, а ты будешь играть “Смерть чиновника”».

Мы в школе ставили спектакль по «Смерти чиновника», по-моему, классе в 7-м. Хохотали все, особенно учителя. Уже по-другому начинаешь понимать. Когда стал большим чиновником, понял, что чинопочитание – не лучшее качество. Хотя для карьерного роста может пригодиться.


Родители воспитали Сергея Вадимовича глубоко интеллигентным человеком, но с характером твердым и сильным духом. Выросший в семье морского офицера, Сергей Вадимович с детских лет знал, что такое офицерская честь.

Юрий Батурин,
летчик-космонавт России


– Г. Г.: Кого из современных писателей читаете?

– С. С.: Книгу Захара Прилепина «Обитель» считаю событием в нашей литературной жизни. Она очень близка к «Тихому Дону», с моей точки зрения.

Открыл для себя Алексея Иванова, его публицистику. С удовольствием прочитал «Ёбург» – вот бы кто-нибудь о моем Ленинграде так написал. Какой язык великолепный! Причем он описывает тот период нашей недавней истории, когда я сам, что называется, «пошел во власть».

Люблю книги Юрия Полякова, Валентина Распутина. «Прощание с Матёрой», «Уроки французского» – это великий русский язык. Особенно «Уроки французского» – удивительно тонкая вещь, сделанная психологически сильно.

Мой любимый Даниил Александрович Гранин, с которым я дружу, несмотря на то что он мне в отцы годится. Все книги, которые написал, он мне подписал и подарил. «Всё было не совсем так», «Мой лейтенант» – по сути, его исповедь о войне.

Лучшим исследованием о Лермонтове я считаю книгу Валерия Михайлова в серии «ЖЗЛ». Главное – находить время читать. Я это делаю с 11 вечера до 1–2 часов ночи, как в школе.

Год литературы – год возможностей

– Г. Г.: Давайте вернемся к проблемам российской книжной отрасли. Вот оборот книжной отрасли Германии – 10 млрд евро. В Англии есть издательства, оборот которых превышает 5 млрд фунтов стерлингов. Оборот нашей книжной отрасли Вы знаете…

– С. С.: У нас поменьше – но у нас и цена книги ниже. Я бы не стал эти цифры анализировать напрямую. У нас книга значительно дешевле.

Да, у нас есть проблема сокращения издательств на 8–9 % по итогам 2014 года. Продолжается тенденция сокращения книжных магазинов – хотя в свое время я писал письмо В. В. Путину, он давал поручение губернаторам.

Мы ведь чуть не потеряли дом Зингера в Санкт-Петербурге. Вы знаете эту историю, когда РКС и В. И. Матвиенко отстояли этот книжный магазин!

Мои родители живут в Сестрорецке (раньше был отдельный город, сейчас он входит в состав Санкт-Петербурга). Там живет около 150 тысяч человек, люди очень образованные. Матушка мне говорит: «Замечательный был книжный магазин». Закрыли.

Пришлось разобраться, позвонить Г. С. Полтавченко, вице-губернатору по культуре В. В. Кириллову. Теперь вопрос решен – книжный магазин работает.

Организаторский талант, обширные познания и огромный жизненный опыт являются основой такой важной черты Сергея Вадимовича, как системность. Он умеет и создавать эффективные, развивающиеся системы, и работать внутри такой глобальной системы, как российское государство.

Павел Крашенинников, 
председатель Комитета Государственной Думы


Долгие годы сотрудничества с Сергеем Вадимовичем Степашиным убеждают меня в том, что он принадлежит к числу тех редких людей, на которых можно положиться в любой ситуации… С полной ответственностью могу утверждать, что политиков его уровня в России можно пересчитать по пальцам.

Анатолий Чубайс,
российский политический деятель, генеральный директор «Российской корпорации нанотехнологий», председатель правления ОАО «Роснано»


Вся жизнь С. В. Степашина – это служение людям, свидетельство высокого профессионализма, способности в трудных экономических условиях конструктивно мыслить и действовать. На всех этапах пути он проявляет себя не только хорошим организатором, но и прежде всего профессионалом высочайшего класса, человеком, удивительно тонко чувствующим время.
Сергей Собянин,
мэр города Москвы


– С. З.: Тенденция сокращения количества книжных магазинов, к сожалению, характерна для всей России.

– Г. Г.: Не так давно мы с коллегами из Ассоциации книгоиздателей России на Камчатке встречались с настоящим книжным подвижником. Зовут его С. П. Кожан. Он практически один тащит всю книжную отрасль Камчатки. Смотрели один из 17 его книжных магазинов. Рядом с его магазином стоит примерно такой же по площади ликеро-водочный магазин. Разница в денежном обороте такова: оборот книжного составляет 200 тыс. рублей в год, а ликеро-водочного – 5 млн рублей. Очевидно, что необходима поддержка книжных магазинов России!

– С. С.: Очевидные вещи, это же рынок. Никогда книга не будет прибыльней водки. Руководителю книжного магазина надо сказать спасибо за то, что он продает книги, а не водку. А вот государству необходимо пересмотреть арендную плату: с водочного магазина должна быть арендная плата, а с книжного, может, и не должна.

Я тысячу раз говорил: давайте снимем НДС с книг. Практически во всех европейских странах НДС на книги нет, в США – нет. А мы всё копейки скребем. Доскреблись, потеряли миллиарды! Финансисты и макроэкономисты, наверное, книжки не читают.

8 лет назад в Санкт-Петербурге мы подписали Национальную программу поддержки чтения. В 2013 году на Литературном собрании В. В. Путин сказал о необходимости придать ей государственный статус. Я не раз поднимал этот вопрос в 2014 году. Сейчас надеюсь на С. Е. Нарышкина, моего земляка, читающего человека, который возглавляет оргкомитет по проведению Года литературы. Причем мы не просим дополнительных денег – мы понимаем, в какой ситуации оказалась страна. Мы просим очевидные вещи: системной поддержки книжных магазинов, снятия НДС с книг. Это же копейки. Халк с Витселем в питерском «Зените» стоят дороже, чем все книжные магазины России.

По книжной отрасли должны быть экономические преференции другого типа: НДС, аренда магазинов и так далее. Прямые денежные инвестиции – это не тот путь. Нужно создавать условия, чтобы книга была дешевой, доступной и качественной.

– С. З.: 2015 год – Год литературы в России. Это прежде всего год возможностей для российской книжной отрасли.

– С. С.: Вы знаете, чего я боюсь больше всего? Прокукарекаем, проведем пару-тройку мероприятий и забудем. Как забыли отметить по-человечески 200-летие Михаила Юрьевича Лермонтова. То, что мы сделали, – это позор, я считаю.

Я возглавлял оргкомитет, когда отмечалось 200-летие А. С. Пушкина. Тогда я был премьер-министром. Мы провели этот юбилей интересно и достойно по всей стране. Не хочу сравнивать Лермонтова и Пушкина, для меня это равновеликие личности.

– Г. Г.: В 2009 году также «забыли» о 200-летии Н. В. Гоголя. В этом году прошла незамеченной важнейшая дата – 450-летие отечественного книгопечатания. Никто не выпустил да­же репринтом «Апостола» Ивана Фёдорова. Вот мое маленькое издательство делает это своими силами.

– С. С.: Молодцы! Такую гражданскую инициативу можно только приветствовать. Но надо, чтобы и государство участвовало в таких делах. Возвращаясь к Году литературы, хотелось бы, чтобы не было так: «Прошел год – и забыли», как Год культуры. Честно говоря, я так и не понял, что у нас культурного в этом году произошло?

Год литературы должен дать толчок решению проблем, о которых я сказал: школа, библиотека, дом, цена книги, аренда магазинов, живая книга на телевидении.

Я много раз уже говорил про наши великолепные экранизации. Не бесспорные, но мне очень понравились «Мастер и Маргарита», «Идиот». После этого все произведения Булгакова и Достоевского были сметены с полок книжных магазинов.


С 2007 года Вы занимаете пост председателя Императорского Православного Палестинского общества. За это время Вами и Вашими коллегами проделана большая работа на Святой Земле, в том числе возвращено Сергиевское подворье в Иерусалиме и создан культурно-духовный центр в Вифлееме. Благодаря Вашей активной деятельности Обществом внесен существенный вклад в укрепление российского присутствия на Ближнем Востоке.

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл


– С. З.: Или когда руководители нашей страны в эфире просто упоминают о книгах, которые читают, – на них тут же появляется спрос в книжных магазинах.

– С. С.: Как правило, большая часть руководителей страны (я не беру первых лиц) говорят о том, что перечитывают Лермонтова или Достоевского. Если они так говорят, значит, ничего они не перечитывают, ничего не читают. По человеку сразу видно, читает он что-либо или нет – как он говорит, формулирует свои мысли.

– С. З.: Национальная программа поддержки чтения – важная системная инициатива. Что мы можем сделать в рамках Российского книжного союза, нашей главной отраслевой организации, чтобы Год литературы прошел, но инициативы остались и способствовали развитию книжной индустрии?

– С. С.: Если одним предложением – чтобы книга была более доступна, читаема, интересна.

В 2014 году в Санкт-Петербурге прошла замечательная книжная ярмарка. Мы боялись, как бы Экономический форум ее не затмил. Ничего подобного – интерес к книжной выставке был колоссальный!

Недавно на Международном культурном форуме в Санкт-Петербурге мы дали старт Году литературы. Мы договорились, что в мае на очередной книжной ярмарке в Санкт-Петербурге рассмотрим большой план конкретных мероприятий на пять лет – до 2020 года.

Сейчас готовим предложения от РКС. Есть еще Министерство культуры, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям. Я рассчитываю, что у нас должна быть консолидированная позиция. Я не понимаю, почему Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям и Министерство культуры живут на разных улицах.

– С. З.: Я внимательно изучила программу Года литературы, она состоит из тысячи разрозненных мероприятий. Часть проводит Минкульт, часть – Федеральное агентство. Мы все разъединены по ведомствам, поэтому синергии в продвижении книги не выходит…

– С. С.: Создан оргкомитет Года литературы во главе с С.Е. Нарышкиным, в него вошли представители книгоиздателей, Министерства связи, Федерального агентства по печати, Минкульта, писательских коллективов. Есть надежда, что всё пройдет не формально.

– Г. Г.: Важной для отрасли могла бы стать инициатива по открытию Музея книги. В Киеве есть Музей друкарства. Почему у нас нет?

– С. С.: Музей книги есть. Он создан и уже открыт в самом центре Великого Новгорода. Этим занимается губернатор Сергей Митин, мой товарищ.

– Г. Г.: Замечательно. И в Москве Музей книги тоже нужен.

– С. С.: Хорошо, давайте подумаем.

– С. З.: Сергей Вадимович, все эти годы Вы являетесь бессменным президентом Российского книжного союза. Пройден большой путь. Каков на сегодня потенциал, что мы можем сделать в рамках РКС?

– С. С.: Я уже говорил о Национальной программе поддержки чтения, о необходимости придать ей государственный статус.

Я бы не хотел, чтобы мы были только отраслевой организацией. Да, мы отстаиваем интересы книгоиздателей, книжных магазинов, в меньшей степени – библиотек. Но мы должны поднять планку. В прошлом году мы реформировали РКС и создали две палаты: одна занимается книгами, вторая – образованием. Это важно. Еще бы культуру сюда притянуть – третий аспект. Так что потенциал у РКС очень большой.

Главная наша победа состоит в том, что книга не пропала. Из всех отраслей народного хозяйства книгоиздательство пострадало меньше всего. Книга не ушла из магазинов, книгу читают. По количеству читающих детей до 12 лет мы занимаем второе место в мире.

Книжные магазины в крупнейших российских городах превратились в книжные театры: сюда можно прийти с детьми, посмотреть представление, отдохнуть с книгой, пролистать ее.

– С. З.: Важно, чтобы книга появилась на экранах телевизоров, была в СМИ. Помните, раньше на телевидении сколько было разных программ о книге!

– С. С.: Мы хотели с Андреем Максимовым сделать программу о книгах. Подготовили первый выпуск передачи про говорящую книгу 3 года назад в Санкт-Петербурге в «Буквоеде». Отдали на ВГТРК – сказали, что нерейтинговая.

Кстати, один из лучших телеканалов нашей страны, «Культура», тоже в принципе нерейтинговый, но один из самых умных и тонких.

– С. З.: Российские издатели часто жалуются, что их книги просто не знает региональный читатель, потому что нет информационного книжного поля…

– С. С.: Те же книжные ярмарки должны быть информационным полем. Я готов похвалить мой любимый Петербург. Всего 7 лет прошло с тех пор, как при В. И. Матвиенко была возвращена книжная ярмарка. Она заработала: вы видели, сколько в 2014 году было посетителей.

– С. З.: Нам не хватает региональных книжных ярмарок: Дальний Восток, Сибирь – это же терра инкогнита!

– С. С.: Согласен. Сейчас мы пытаемся сделать ярмарку в Великом Новгороде. Совсем недавно я был в Саратове – мы договорились организовать в мае Поволжскую книжную ярмарку. Поводом будет 70-летие победы в Великой Отечественной войне.

– С. З.: Почему бы на телевидении, например, в перерывах между таймами футбольного матча, не поставить рекламу книг о футболистах?

– С. С.: Этим надо заниматься. Что мы хотим в конечном итоге – «майдан» или просвещенный народ?

– Г. Г.: Пока мы делаем всё только для «майдана». Вместо того чтобы заниматься просвещением народа и образова­нием.

– С. С.: Не знаю, не будем забегать вперед. Это же палка о двух концах: просвещенным народом трудно управлять…

О свободном времени свободного человека

– С. З.: Сергей Вадимович, у Вас очень напряженный график и всегда мало времени на отдых. Но всё же: кино, театр, выставки, музеи – чему отдаете предпочтение?

– С. С.: Сейчас у меня времени больше: я не на госслужбе. Правда, у меня много разного рода общественных нагрузок. Физически времени, может быть, меньше, но я все равно свободный человек.

Я люблю театр и книгу, в меньшей степени – кино. Последний раз ходил в кино на фильм про Валерия Харламова «Легенда № 17». Кстати, хороший фильм.

Сейчас возглавляю рабочую группу по подготовке фильма о Яшине – великий человек. Выпустим в 2017 году, когда будет открыт стадион в Петровском парке.

Люблю театр. Я попечитель «Et Cetera» Александра Калягина. Побывал во всех московских театрах: у Галины Волчек, Олега Табакова, Марка Захарова. Очень люблю театр Фоменко. БДТ после Товстоногова так и не стал могучим, хотя там режиссер Могучий. С театрами у нас как раз очень неплохо. Театров много, хороших и разных. Я считаю, театральная жизнь действительно идет, на спектакли ходит много молодежи.


Это счастье, что мы столько лет идем по жизни вместе, рука об руку и в радости, и в горести, достойно дополняя друг друга, так сказать, от «лейтенанта до генерал-полковника…»

Самое важное и дорогое, что у нас есть, – крепкая семья, замечательный сын – наследник фамилии, а теперь и внучка – всеобщая любимица.

Ты, как и прежде, моложав, спортивен, аккуратен во всем, дисциплинирован и пунктуален до невозможности, стремителен в делах и поступках, если обещаешь – делаешь, а глав­ное – надежен!

Тамара Степашина,
жена, заслуженный экономист Российской Федерации, старший вице-президент банка «ВТБ»


– С. З.: Я знаю, Вы любите футбол и Вы страстный бо­лельщик?

– С. С.: Да. Я не только болельщик, я еще председатель наблюдательного совета футбольного клуба московского «Динамо», член исполкома РФС.

Сейчас мы многое делаем в рамках Императорского Православного Палестинского общества, возвращаем земли, которые были отданы почти бесплатно во время «апельсиновой сделки», за неделю до отставки Хрущева.

Я рад, что в прошлом году, в том числе благодаря нашей работе, полмиллиона россиян побывали в Палестине. Все считают, что святая земля – это Иерусалим, в лучшем случае Вифлеем. А в Палестине есть удивительные места, действительно связанные с Иисусом, да и с нашей историей (и не только с православием).

– С. З.: Вы говорите, сейчас стало больше свободного времени. Удается ли посвятить его семье, внучке?

– С. С.: Внучка каждые выходные приезжает к нам, ей пять лет. Недавно она была с женой Тамарой в Питере, смотрела новогоднее представление в Екатерининском дворце в Царском Селе.


С внучкой Анечкой

Люблю рыбалку. Не люблю охоту. Часто езжу в Питер, особенно осенью. Обязательно хожу по музеям. Я считаю, что пригороды Петербурга – самые красивые в мире. Куда там Версалю, о чем мы говорим!

– С. З.: Если говорить о путешествиях, какие у Вас еще любимые места?

– С. С.: Я бы с удовольствием съездил еще на Камчатку. Там снимался фильм «Земля Санникова». А песню из этого фильма – «Призрачно всё» Зацепина – я очень люблю и даже сам пою.

Люблю бывать на Волге, часто езжу на рыбалку в Астрахань и Ростов-на-Дону, там тоже удивительные лиманы. Езжу в Татарстан – там у меня много друзей. За границу – не особенно люблю. Если получится, то да. А в принципе, спокойно отношусь.

– С. З.: Какие качества своего характера Вам не нравятся, чтобы Вы хотели в себе изменить?

– С. С.: Мне 62 года. Поздно меняться. Лет двадцать-тридцать назад можно было бы эту тему обсуждать. Что есть, то есть. Переделывать себя уже не буду.

– Г. Г.: Подводите итоги своей жизни?

– С. С.: В принципе, да. Мне повезло в этой жизни. Я побывал на многих высоких постах, разве что президентом не стал (смеется). Приходилось порой принимать трудные решения, но никогда не уклонялся от ответственности.

Жизнь сложилась так, что мне довелось общаться со многими государственными мужами, и советской, и постсоветской эпохи, но я почти не встречал людей, которые так пристально следили бы за отечественной литературой и искусством, так разбирались в борениях времени, как Степашин. А это, по мо­ему твердому убеждению, признак крупного и глубоко мыслящего политика.

Юрий Поляков,
писатель, главный редактор «Литературной газеты»

– С. З.: Ваши главные задачи на сегодня?

– С. С.: Это Российский книжный союз, Императорское Палестинское общество, фонд ЖКХ и футбол. Вполне достаточно. Хочу, чтобы родители подольше пожили: им уже по 86 лет. Чтобы всё было хорошо в семье. Нужен буду где-то еще – я готов трудиться и на другом поприще.

– С. З.: Как бы Вы определили Ваш жизненный девиз?

– С. С.: Делай то, что можешь, и то, что знаешь, и никогда не отступай.


© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №1, январь-февраль, 2015


Еще новости / Назад к новостям