Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

11.08.2014

Жить и не терять интереса к жизни

Надежда Ивановна Михайлова, генеральный директор сети «Московский Дом Книги», президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств, член правления

В книжном мире немало интереснейших людей, о которых мы не так много знаем. Знаем имена, должности, но личная жизнь сокрыта от общественности. А ведь есть люди с необычными хобби и увлечениями, достойными внимания взглядами на жизнь. 

И сегодня мы беседуем с Надеждой Ивановной Михайловой – не как с генеральным директором сети «Московский Дом Книги», президентом Ассоциации книгораспространителей независимых государств, членом правления Российского книжного союза, а прежде всего как с интереснейшей и достойнейшей ЛИЧНОСТЬЮ. 

Наш разговор – о жизни, спорте, семье, общении с детьми, о важности человеческого общения…

Рубрику ведут Георгий Гупало, генеральный директор и главный редактор издательства «ДАРЪ», и Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».

Личности

Спорт как стержень жизни

Георгий Гупало: Надежда Ивановна, для нас было большой неожиданностью узнать, что Вы играете в гольф. Наверное, больше гольфистов в издательском деле у нас нет? С чего началось Ваше увлечение?

Надежда Михайлова: Всегда ищешь Что-то, что тебе по душе. Когда какие-то виды спорта приходится исключать, ищешь замену, которая даст тебе душевный полет и физическую нагрузку. Поэтому, когда возник вопрос, чем можно заниматься, я решила попробовать гольф. В этом спорте сочетаются, с одной стороны, хорошая физическая нагрузка, а с другой – внутреннее преодоление себя.

Г. Г.: А спорт всегда был в жизни?

Н. М.: Да, спорт меня увлекал всю жизнь. Ведь он приносит большую радость: ты двигаешься, у тебя Что-то получается, тело тебя слушается.

Хорошо помню давнишнюю книгу польского автора Софии Вендровски «100 минут красоты и здоровья», которая была в молодости не только моей настольной книгой для занятий. В ней содержались описания упражнений для любой части тела. По этой книге я тогда сформировала зарядку, которой до сих пор пользуюсь.

И спорт стал стержнем жизни, он дает мне силы. Ведь жизнь – это движение, а движение – это спорт. Очень емкая фраза. Движение во всем: в заботе о своем теле, движение в учебе, в работе. Все в жизни должно быть гармонично: и ты сам, и все вокруг, и ты внутри себя. Быть в гармонии с самим собой и со всеми вокруг – наверное, это самое главное в жизни. А спорт – это одна из составляющих, это основа.

Правильное питание также стало нормой жизни. Никто нас не учит, что, как и сколько нужно есть. Наверное, для многих людей гораздо проще 10 дней поголодать, поистязать себя, сбросить лишние килограммы, а потом снова их набрать и жить с этим дальше. Я сторонник ставшего сегодня популярным принципа сбалансированного питания. Смысл этой методики состоит в том, что ты понимаешь, сколько необходимо съедать в сутки разных продуктов. Правильное соотношения в дневном рационе различных компонентов – белковой, молочной пищи, а также овощей и фруктов – дает тебе необходимый жизненный тонус, позволяет хорошо себя чувствовать.

Г. Г.: Сколько лет Вы уже играете в гольф?

Н. М.: Уже три года. У меня был не такой большой выбор, когда пришлось отказаться от тенниса, да и горные лыжи ограничить. Вот стала смотреть, какие виды спорта возможны. И совершенно неожиданно для себя стала присматриваться к гольфу. В гольфе открыла для себя много положительных моментов – это движение и очень серьезная нагрузка при такой кажущейся статичности. Участники игры стартуют каждые 7 минут. 18 лунок нужно пройти за 4 часа 50 минут. И если ты тормозишь, то выходишь из игры. Необходимо держать темп, делать точные удары, ориентироваться в пространстве, т.е. ты должен быть сосредоточен на всех параметрах игры. Ты абсолютно включен в эту игру: все 5 часов, которые идешь по полю, все время в мыслях о том, что делаешь. Гольф совершенно отвлекает ото всего. Ты должен войти в игру, иначе вообще бессмысленно выходить на поле.

К тому же гольф – это всегда игра на свежем воздухе. Играть можно в любую погоду. Ощущение природы и свежий воздух тоже дополняют тот драйв, который ты получаешь.

Когда я поняла, что буду играть, решила и мою младшую дочь Лизу тоже приобщить к гольфу. И сегодня она уже так хорошо играет, что еще подумает, брать ли меня в партнеры.

Г. Г.: Как много времени удается посвящать тренировкам?

Н. М.: Стараюсь тренироваться два раза в рабочую неделю и один раз в выходной поиграть подольше. Последний год пришлось довольно мало играть из-за многочисленных проблем, связанных с решением текущих вопросов на работе. Ощущение того, что я в жизни Что-то не доделываю, что мне чего-то не хватает, очень удручает. Хочется продолжать играть.

Я не представляю своей жизни без спорта, без движения. Каждое утро делаю зарядку. Бывает, конечно, что при этом хочется возненавидеть весь мир… Но это ровно до того момента, пока ты не начал зарядку. Начинаешь делать – и просыпаются мышцы, в теле появляется ощущение комфорта и легкости. И вот это ощущение мышечной радости очень помогает сосредотачиваться и на всех остальных проблемах.

Г. Г.: Помимо спорта, какие еще у Вас есть увлечения: кино, танцы, музыка?

Н. М.: Все это присутствует в каких-то количествах. Но стержень – это спорт, движение. Театр стал меньше приносить радости, может, потому, что меньше встречаю интересных мне постановок. В далекие студенческие времена театр был из разряда чего-то самого высокого. В молодости я посмотрела и прослушала всё, что было интересного во всех театрах. И сейчас, когда идешь в театр, не так часто возникает такое ощущение, как было раньше. Вроде бы и стены те же самые, и труппа считается не самой слабой в мире, но мое личное восприятие изменилось, чего-то не хватает… Может быть, потому что время другое. Хотя когда прихожу в театр – отключаюсь. И, конечно, когда попадаю на хорошие постановки, восхищаюсь игрой актеров, тем, как они перевоплощаются. Трудно понять, как они живут в этом, как у них хватает сил на это перевоплощение.

Книга – вопрос государственной значимости

Светлана Зорина: А недавно Вы попробовали себя в новом качестве артиста – во время церемонии награждения конкурса «Ревизор».

Н. М.: Да, после опыта последнего «Ревизора» могу сказать, что это фантастический труд.

Когда-то в молодости были агитбригады и КВНы. Сегодня выбрать в театре то, что тебе по душе, становится всё сложнее. В те времена к культуре, к духовности отношение было другое, что бы там ни говорили о тех временах. Когда люди хотят Что-то охаять, они всегда находят. Но надо жить с позитивными устремлениями и воспринимать мир с оптимизмом. Тогда с книгами и чтением тоже все было по-другому. Тебе давали на 2 ночи толстый журнал, и надо было его прочитать и отдать следующему, и стыдно было сказать, что ты не читал этого произведения. Это был образ жизни. А сегодня мне приходится обосновывать, для чего нам нужны книга и книжные магазины. Если я должна объяснять это обществу, мотивировать власти на то, чтобы сохранить последние оставшиеся книжные магазины в Москве и России, значит… «неладно что-то в датском королевстве».

Нередко от чиновников приходится слышать: «Зачем печатная книга? Я читаю в электронном формате». Но чтение в электронном формате – это совсем о другом. Интернет дает распыленность сознания, обрывочность, в отличие от печатной книги.

В основе – всегда печатная книга, а в каком она формате существует – это уже следующий вопрос. И сегодняшний опыт зарубежных стран показывает приоритет именно печатной книги в обществе.

Печатная книга позволяет видеть всё системно. При общении с печатным форматом появляются глубина восприятия, системность мышления. Это принципиально важное понятие. Помимо образованности в каком-то конкретном вопросе, должна быть еще системность подхода, а ее может дать только печатная книга.

– Г. Г.: В Европе и США нет такого падения интереса к книге и чтению, как в России…

Н. М.: Можно по-разному относиться к Америке, но у них в следующем году проходит уже 60-я Ежегодная конференция по чтению, на которую собирается около 20 тысяч участников! Представьте, сколько методик они за это время наработали, сколько детей вовлекли в чтение. Да, у них тоже есть проблема падения интереса к чтению, но у них и подход к этому системный, государственный. Конференция проходит с аншлагом, на некоторые выступления попасть невозможно, нужно записываться заранее.

А в Китае вообще книжные магазины все государственные, это, наверное, последняя страна в мире, где так развита книжная торговля, поддерживаемая государством.

Г. Г.: Нет. Есть еще Иран. Даже более книжная страна сейчас, чем Китай. В чем, по Вашему мнению, причина такого катастрофического падения интереса к книге и чтению у нас в России?

Н. М.: Причина, наверное, в том, что мы сначала всё «разрушим до основанья, а затем…» – а затем не получается ничего так быстро. Очень печально, что даже наш собственный опыт ничему не учит.

Сейчас мы близки к точке невозврата. У нас есть последний шанс исправить отношение к книге и чтению в обществе и государстве, придать книжным магазинам статус социально значимых объектов культуры.

Мы гордимся русской литературой, это наше национальное богатство. Но нельзя отрывать литературу от книги как таковой. Не может книга жить только в электронном формате. Изначально она существует в печатном виде. И именно печатная книга воспринимается человеческим мозгом, влияет на творчество, наш интеллект и развитие. Если специалисты говорят, что ребенок не будет успешным, если он не будет читать, надо к этому прислушаться.

Детской литературой мы стали заниматься 15 лет назад, потому что в то время это был один из самых маленьких тематических сегментов, и детские книги хуже всего продавались. На тот момент выходило детских книг около 4,5 тыс. названий для всех возрастных групп. И, несмотря на кризис 2008-го и другие сложности в экономике нашей страны, появилось поколение родителей, которые поняли, что нужно, чтобы дети читали. За эти 15 лет потребление детских книг выросло, их стало больше. Сегодня у нас на полках представлено детских книг уже более 11 тыс. наименований, много хороших и интересных. Дети с удовольствием приобщаются к миру искусства, познают мир через книгу. Она дает им глубину восприятия, формирует мировоззрение. У ребенка читающего и нечитающего совершенно разный подход к миру. Слава Богу, что сегодня родители стали задумываться над тем, что книга должна быть в жизни ребенка. Но ее все равно катастрофически не хватает, нет государственной поддержки детских авторов, ведь для детей гораздо сложнее писать, чем для взрослых.

Г. Г.: Вы считаете, что главное решение проблемы – это государственная поддержка?

Н. М.: Да. В Европе из 28 стран в 25-ти книжные магазины относятся к Министерству культуры. И государство считает необходимым поддерживать книжный бизнес. Регулярно выделяются займы на поддержку и развитие книжных магазинов.

А у нас книжные магазины в каком ведомственном подчинении находятся? Их нет нигде. Формата книжного магазина в органах государственной власти нет. И поддержки государства тоже нет.

– С. З.: Какие книги Вы сами читаете? Каковы Ваши читательские предпочтения?

Н. М.: Никогда никому не говорю о своих личных предпочтениях в области чтения. Всегда считала и считаю, что чтение – очень личное дело. Очень много можно понять о человеке. И когда начинаешь говорить о том, чем тебе понравилось то или иное произведение, очень сильно раскрываешься.

У меня есть несколько любимых издательств. В них работают не только профессиональные, но и любящие свое дело люди. Они очень грамотно рассказывают о том, что издают и как это делают. И мои сотрудники понимают, с какими книгами работают, как о них рассказывать читателям, пришедшим в книжный магазин. Ведь человек приходит в магазин, а там 200 тысяч названий книг – сделать выбор порой непросто…

Не могу не сказать об «Альпине паблишер». Очень продвинутое издательство, много хороших книг, которые мотивируют на грамотный подход к проблеме. Есть несколько издательств, с кем хочется работать и работать. Много интересных книг о том, как ребенка развивать, как влиять на его интеллект.

Я люблю выбирать книги для своих знакомых и друзей, потому что всегда хочется угадать чувства этого человека, будет ли ему это интересно. Приятно, когда говорят: «Надо же, ты ни разу не промахнулась». Книгу надо любить и заниматься ею.

«Кадры решают всё…»

Г. Г.: 41 книжный магазин входит сегодня в сеть «МДК». Более 2000 человек в Вашем подчинении. Сложно управлять таким большим коллективом?

Н. М.: С удивлением узнала, что фраза «Кадры решают всё» принадлежит японцам. Самое сложное – это работа с коллективом. Сотрудник должен быть прежде всего ответственным, иначе с ним и говорить бесполезно. Он должен быть обучаемым, чтобы суметь овладеть опытом и знанием книжной торговли. В нашей профессии особенно важно, чтобы люди работали заинтересованные.

Прежде всего нужна команда. В окружении должно быть хотя бы несколько человек, которые тебя слышат и понимают, что ты имеешь в виду и чего ожидаешь. Без команды людей, на которых можно положиться, вообще ничего нельзя сделать. Один не разорвешься.

Когда чувствуешь, что за тобой стоят люди, такой большой коллектив, и от работы нашего предприятия зависит, будет ли у них работа или нет, то это очень мотивирует; чувствуешь свою ответственность.

Г. Г.: Вы посвятили книжному бизнесу практически всю жизнь. С чего все началось?

Н. М.: Да, в отрасли я уже больше 30 лет. Решила связать судьбу с книгой, наверное, прежде всего потому, что в годы моей юности к книге было какое-то культовое отношение. Закончила Полиграфический институт, сейчас это Московский государственный университет печати им. Ивана Федорова.

Когда я пришла в «Московский Дом Книги», у меня было четыре заместителя, и все мужчины. Но оказалось, что мужчины в работе «на длинные дистанции» не такие выносливые, как женщины.

Г. Г.: Да у нас вся отрасль на женщинах держится. Хотя издатели в основном мужчины.

Н. М.: Сейчас приходят работать продавцами-консуль­тан­та­ми молодые ребята. Но, конечно. мужчин в книжной торговле можно по пальцам пересчитать. Это не такая прибыльная отрасль, оклады не те. Мужчина должен получать нормальные деньги.

У нас в коллективе много женщин, которые в одиночку вынуждены растить своих детей. Не знаю, как они умудряются на наших зарплатах еще и детей растить. Многим приходится ездить на работу издалека. Прибавьте к этому наш режим работы: магазин открыт 364 дня в году с 9 до 23 часов, только 1 января мы не работаем. Все это непросто…. Я к своим сотрудникам отношусь с огромным уважением.

Не воевать, а созидать

Г. Г.: Надежда Ивановна, если не секрет, о чем Вы мечтаете в жизни?

Н. М.: Чтобы в душе была гармония. Хочется приходить на работу и не воевать, не отстаивать, а созидать. Чтобы работать с книгой, надо душу вкладывать. Я многим своим знакомым отправила книгу Джоджо Мойеса «Последнее письмо от твоего любимого», и они мне говорят, что давно так не читали – с таким упоением, буквально за одну ночь… И вот представьте это ощущение: люди получили удовольствие от общения с книгой. Мне это очень приятно.

С. З.: Какие задачи Вы ставите перед собой, что бы Вам хотелось еще успеть сделать в жизни, в семье?

Н. М.: Книжные магазины надо сохранять! Надо возвращать книге то достойное место, которое потерялось. Книга должна вернуться в жизнь общества и дарить радость. В книге можно найти ответы на все вопросы и все проблемы.

Если говорить о семье, то моя главная забота – это дети. Сейчас старшая дочка уже знает, что жизнь делится на две половины: до того, как появились дети, и после. Хочется, чтобы всё у моих детей в жизни получалось. Ведь когда у ребенка Что-то не так, это затаенная боль за него сопровождает тебя в каждую минуту жизни. Хочется, чтобы мои дети были успешны, чтобы гармонично себя в жизни ощущали. Когда счастливые глаза у ребенка, ничего другого не надо.

Г. Г.: Вы с утра до позднего вечера на работе. Вы этим живете. Как удается распределить время между работой и домом?

Н. М.: Часто возникает чувство вины, что к семье и дому относишься по остаточному принципу. Безумно хочется больше проводить времени с детьми. Потому что человеческое общение – это то немногое, что может приносить большую радость. Книга – это тоже общение.

Нехватка общения – это то, что меня печалит. как-то был такой случай: я позвонила своей старшей дочери, тогда лет 13-ти, и говорю ей, что на выходные поеду на дачу. Она как-то сникла по телефону, говорит: «Ну ладно…» Я в ответ: «Другие дети в твоем возрасте радуются, когда родители на выходные “сваливают”». А она говорит: «Так это те дети, которые своих родителей видят, а я тебя не вижу». И эта фраза мне на всю жизнь запомнилась. Все время чувствую, что детям меня не хватает. Поэтому чувство какой-то вины всегда присутствует.

С. З.: А младшей дочери, Лизе, удается уделить больше времени?

Н. М.: Ну, и с Лизой все то же самое… Ей скоро исполнится 11. Во время отпуска, конечно, стараюсь быть рядом с детьми. Вот сейчас договорилась, что старшая своих малышей на дачу привезет, чтобы хоть в выходные пообщаться. Это чувство вины всегда борется в душе. Права ли я, что столько времени провожу вне дома? Дети мне говорят: ну, может, уже всё, хватит работать? Но всегда находится то, что нужно еще сделать. Вот сейчас надо постараться, чтобы в закон о культуре вошли правильные слова. Только обидно, что близкие люди от этого страдают, это неправильно. Вот иностранцы в отпуске – им не дозвонишься. Удивительная способность отключаться от проблем и посвящать время дому и семье. А у нас выходной – не выходной, все равно ты в мыслях о работе.

С. З.: Когда Вы находитесь дома, любите приготовить что-нибудь?

Н. М.: Обожаю готовить, люблю, чтобы было красиво. Очень люблю украшать свое жилье. Не люблю, когда Что-то лежит не на своих местах, когда пыль где-то скопилась.

Вот беспорядок в книгах люблю: может стопка там лежать, другая – здесь. В моем кабинете, который является и библиотекой, может быть беспорядок, потому что это книжный беспорядок. А во всем остальном должен быть комфорт. Если мы сели за стол – всё должно быть красиво. Люблю ощущение красоты и гармонии.

С. З.: А какие качества Вы считаете в себе самыми важными?

Н. М.: Сложно о себе говорить. Я помню случай, когда должна была брать на себя ответственность за судьбу «Московского Дома Книги». Это был кризисный 1998 год. Я хотела сделать из «МДК» по-настоящему хороший книжный магазин. Но вопрос стоял так: один «Дом Книги» не получишь, забирай либо все 34, либо ничего. Очень сомневалась тогда. Как объединить все предприятия, не останавливая работу? И нужно было все объединить, ничего не потеряв.

А сейчас в нашей сети уже 41 магазин – недавно присоединили сеть «Эдельвейс». В борьбе главное – не просто бороться, а выстоять. И не потерять то, что было хорошего.

С. З.: Человеку свойственно задумываться над смыслом жизни. В чем для Вас он заключается?

Н. М.: Я не знаю, в чем смысл жизни, но жизнь очень интересна. С одной стороны, человек рождается, потом уходит из жизни. В этом печаль, это всегда больно. С другой стороны, тебя же никто не ставил перед выбором, хотел ты или нет появиться на свет. И если тебе дана возможность прожить эту жизнь, то жить – это очень интересно. Конечно, согласимся с Булатом Окуджавой: обидно, что «жизнь короткая такая». Так хочется еще Что-то попробовать, где-то побывать, на Что-то посмотреть.

Жизнь интересна во всем: в работе, созидании, общении с детьми и близкими.

С. З.: Главное – этот интерес в себе нести, сохранить «жажду жизни», как писал Ирвинг Стоун о Ван Гоге.

Н. М.: И важно делиться этим. Когда Что-то доставляет тебе истинное удовольствие, хочется этим поделиться с тем, кто рядом, чтобы этому человеку тоже было комфортно. Своим друзьям я могу пожелать одно: сидя за чашечкой чая наедине с собой, сказать, не лукавя: «Да, у меня всё получается, да, я счастлив». Это вот высшая гармония. Это включает всё: отношения с мужем, с детьми, работу. Это и есть смысл жизни.

С. З.: А вот если бы приплыла Золотая рыбка, что бы Вы у нее попросили?

– Н. М.: Хочется подольше жить с ощущением интереса к жизни. У меня папа почти до 90 лет прожил, и он боролся за каждую минуту жизни. Даже в таком возрасте людям не хочется уходить, потому что жизнь – это жизнь, она либо есть, либо ее нет.

Хочется посмотреть, какими вырастут дети детей, чем-то с ними поделиться. Пожить подольше, чтобы поделиться с близкими тем радостным, что есть в жизни. Хорошие отношения согревают; это главная ценность. И чем дальше, тем больше я это понимаю. 



© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №6, июль-август, 2014


Еще новости / Назад к новостям