Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

07.02.2018

Книга как лаборатория дизайна

Ян Венцель
главный редактор издательства «Спектор Букс» (Лейпциг)

Елена Рымшина
искусствовед, преподаватель, сотрудник Государственной Третьяковской галереи, куратор некоммерческих выставок и проектов

Рассуждая о том, что книга учит разумному, доброму, вечному, мы порой упускаем из виду тот факт, что книга способна доставлять еще и эстетическое наслаждение, воспитывать чувство прекрасного и просто быть предметом любования и источником массы положительных эмоций для ее обладателя. Первопечатники об этом не забывали. И сегодня, сделав большой круг, на витке «заоблачных» технологий мы возвращаемся к истокам печатной книги. А разобраться в тонкостях современного книжного дизайна нам помогут замечательные эксперты: Ян Венцель, главный редактор издательства «Спектор Букс» (Лейпциг), и Елена Рымшина, искусствовед, преподаватель, сотрудник Государственной Третьяковской галереи, куратор некоммерческих выставок и проектов.

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».


Книга – среда для коммуникации и диалога

– «Спектор Букс» – молодое издательство, которое в 2001 году основали трое друзей: Ян Венцель, Маркус Дрессен и Анна Кёниг. И сегодня оно динамично развивается, выпуская уже 40–50 книг в год. Ян, расскажите, какова основная миссия Вашего издательства? Что такое книга для Вас?

Книга – это объект, у которого есть собственное высказывание…

– Ян Венцель: Для нас книга – не просто «контейнер», куда можно залить текст и картинки. Книга существует много веков, у нее есть своя история, привычные форматы, традиции в выборе той или иной бумаги, переплета, компоновки материала на странице. Благодаря этому она становится объектом, у которого есть собственное высказывание, у нее есть голос, и этот голос надо уметь слушать. Понятно, что сейчас развиваются новые форматы, интернет, иные формы передачи информации. Но мы хотим, чтобы картинки и текст книги также звучали и были услышаны в этом новом пространстве.

Сегодня книга не существует сама по себе. За прошедшие столетия вокруг нее сложилась целая инфраструктура – библиотеки и система распространения, с помощью которой книга может попасть в самые удаленные уголки мира. У книги есть своя материальная форма, и это тоже элемент очень сложного процесса коммуникации, который мы осуществляем с книгой, а книга осуществляет с нами. Поэтому книгу мы рассматриваем как часть довольно сложной и большой системы, и в то же время она сама является системой, с которой нужно уметь обращаться, подходить к ней с умом, соединяя и содержание, и дизайн так, чтобы ничто не уступало в этой паре.

– Лена, я знаю, что в этом году Вы участвовали в поездке, организованной московским Центром немецкой книги, и в Лейпциге познакомились с издательством «Спектор Букс». Поделитесь впечатлениями о работе этого издательства…

– Елена Рымшина: Впечатления ошеломляющие… Мы увидели издательство, которое работает очень рационально, избирательно и профессионально и при этом может быть всем, то есть выполнять одновременно несколько функций… Во-первых, «Спектор Букс» может позволить себе работать над темами, которые интересны именно ему, а не только инициированы заказчиком. Иными словами, издательство может выступать в роли заказчика для самого себя, и это один из ценнейших опытов, который практически неприменим в нашей издательской практике.

Во-вторых, «Спектор Букс» –это продюсерский и научный центр. Любой из студентов-магистрантов Лейпцигского университета может рассчитывать на поддержку издательства, если он занимается темами контента, современного дизайна, современной социологии, психологии и вообще современностью как таковой.

И в-третьих, что тоже было для нас удивительно, это издательство феноменально оперативно реагирует на самые острые, востребованные, будоражащие темы, которых избегают или открыто не обсуждают. А здесь, в «Спектор Букс», принято говорить о наболевшем, причем не только в формате исследования: они умеют представить проблему как целостный объект и в выставочной, и в издательской деятельности во всех важнейших культурных центрах в Германии и за рубежом. Чему опять-таки нам нужно учиться, ведь налаженная в «Спектор Букс» система дистрибуции помогает мгновенно промоутировать идеи, которые издательство поддерживает.

– Ян, в своих интервью Вы неоднократно подчеркивали, что для Вас книга – это всегда результат командной работы автора, издателя, дизайнера, типографии. Но как в реальности происходит подготовка книги в Вашем издательстве?

Я. В.: Книга – это среда для коммуникации, диалога. Чтобы сделать книгу, нужны по меньшей мере двое, обязательно диалог, чтобы было с кем поговорить, были люди, которые тебе помогают. Диалог не прекращается и когда над книгой работает команда.

Книга становится «сценой», где сталкиваются разные мнения, и из этого конфликта как раз и рождается понимание того, чем может стать книга…

Есть старый способ издавать книги, он немножко напоминает конвейер: автор пишет текст, текст передают редактору, он его правит, затем текст попадает к дизайнеру, верстальщику, и в итоге все это сдается в печать в типографию. Но у нас вся команда садится за стол с первых же дней работы над продуктом, мы обсуждаем, чем может стать эта книга, и потом уже каждый выполняет отдельно свою часть работы. Разумеется, у всех разный объем знаний, все друг у друга чему-то учатся.

Процесс создания книги можно сравнить с процессом создания другого коллективного эстетического произведения – фильма или театральной постановки. Точно так же книга становится «сценой», местом, где сталкиваются разные мнения, вступают в конфликт друг с другом, создается ситуация напряжения, и из этого конфликта как раз зачастую и рождается понимание того, чем может стать книга. Ведь у книги чаще всего больше одного автора. Как правило, дизайнер становится соавтором, он интерпретирует содержание книги, комментирует его, занимает критическую позицию по отношению к содержанию, материалу. И очень важно, чтобы это общение, обмен мнениями и комментирование того, что происходит, не прерывались на протяжении всего процесса создания книги. У нас в издательстве коммуникация очень плотная.

– И в процессе этой коммуникации насколько часто вы спорите друг с другом, не соглашаетесь?

– Я. В.: Конечно, споры бывают, и дискуссии тоже, но здесь важно, чтобы все друг другу доверяли. Например, мы подолгу выбираем художника или дизайнера, с которым будем сотрудничать в проекте, но выбрав, доверяем этому человеку безоговорочно, хотя в процессе, конечно, постоянно комментируем, критикуем то, что он делает. И художник может принять во внимание нашу критику и даже, возможно, что-то изменить, но в нашем издательстве нет четкой иерархии, когда кто-то в конце говорит: всё, делаем так и никак иначе. Разумеется, каждый сотрудник волен выбирать из замечаний то, что он учтет в своей работе, и то, что сделает по-своему.

– Для того, чтобы лучше понять, к чему приводит такое коллективное творчество, давайте поговорим о книгах издательства, о конкретных проектах, которыми Вы особенно гордитесь. Ян, расскажите о них.

– Я. В.: Я выбрал несколько для сегодняшнего разговора. Вот, например, одна из ранних книг, вышедшая в 2002 году. На тот момент мы издавали журнал и делали книги по заказу других издательств. И это – совместный проект с издательством Hatje Cantz, хотя фактически здесь мы всё сделали самостоятельно, передав партнерам уже готовый продукт. Это каталог художника Olaf Nicolai, с которым «Спектор Букс» по-прежнему очень плотно работает. Олаф много занимался дизайном печатной продукции, в том числе книг, и в этом каталоге мы воспроизвели один к одному фрагменты его работ, воссоздав полностью оригинал по бумаге, типографике и всему остальному. Кроме того, в эту книгу в виде вкладок вставлены те работы, на которые Olaf Nicolai опирался в своем творчестве. Например, в правой части разворота показано фото реального фасада одного из домов в Дрездене, узор которого художник творчески перерабатывает в элемент оформления книги. Таким образом, читатель может видеть, как одна и та же форма мигрирует из контекста в контекст. Именно этой идее и посвящен наш проект.

Мы подолгу выбираем художника или дизайнера, с которым будем сотрудничать в проекте, но, выбрав, доверяем этому человеку безоговорочно.

А вот новый проект 2017 года. Его автор Erik van der Weijde – художник галльского происхождения, который сейчас живет в Бразилии и последние 15 лет плотно работает с фотокнигой. Мы познакомились в Берлине на книжной ярмарке в 2008 году, но для нас это первая книга из серии «Publishing Studies», в рамках которой мы хотим исследовать процесс издания книги, возникновение этого формата, взаимодействие людей с книгой. Издание начинается с манифеста самого художника, где он в 14 пунктах описывает свое отношение к книге, далее следуют два его эссе, и в середине книги вы видите несколько цветных разворотов, где представлены фотографии, которые сделал сам художник. Они показывают его творчество в перспективе и позволяют понять, как он работает с форматом «книга». Вторая часть – это мое эссе о фотографиях Эрика и несколько интервью с художником о разных аспектах его творчества, о неоконченных проектах, о том, что так и осталось на уровне идеи. Завершается издание библиографическим списком его изданных работ.

Третья книга, которую я хочу вам показать, – это каталог выставки режиссера и писателя Александра Клюге (Alexander Kluge) в Эссене в музее Фолькванг (Folkwang). Александр неоднократно подчеркивал, что для него очень важно мыслить категориями взаимоотношений, соотношений, комплекса. И мы решили этот комплексный подход отобразить в архитектуре книги, в том, как она строится, как сделана. Например, на развороте с левой стороны опубликованы каталожные тексты, а на противоположной части представлены кадры из разных фильмов, с разной стилистикой, с короткими подписями по истории самого кадра. Таким образом, у этой книги есть несколько уровней верстки, несколько уровней содержания, и все эти уровни, взаимодействуя друг с другом, вызывают у читателя какие-то ассоциации, мысли. Так в книге появляется собственное внутреннее движение, а это очень важно для того, чтобы понять поэтику Александра Клюге.

И последний пример – книга под названием «Лампедуза» (Lampedusa), итог четырех лет научных изысканий и издательский проект, который мы сделали вместе со студентами. Вы наверняка слышали название этого маленького островка, который находится в Средиземном море, примерно на середине пути от Северной Африки на европейский континент, в Италию. Это остановка для беженцев, которые пытаются по морю попасть в Европу. Мы начали работу в 2013 году и сосредоточены главным образом на фотоснимках, которые были сделаны на этом острове; оцениваем ракурс, действующих лиц. Кто эти люди? Журналисты, пресса, которые писали о беженцах, такие организации, как Красный крест, и сами беженцы, которые снимали что-то на этом острове и отправляли фотографии, например, семье. Это разные люди, и первая фаза работы над проектом как раз и была им посвящена: мы смотрели, кто делает фотографию и какой путь потом эта фотография может проделать. Во второй части книги мы решили посмотреть на процесс создания фотографий извне и сделать это в стиле графики. Студенты рисовали графическую новеллу или комикс про то, как эти фотоснимки получаются. Книга получилась гибридной: с одной стороны, в ней есть фотографии, а с другой, мы средствами графики показываем процесс создания этих снимков, то есть фотография как документ, отражающий реальность, и в то же время совершенно иной мир и язык графики, рисунка, который тесно связан с воображением. И на взаимоотношениях этих двух жанров строится книга. Наверное, это интересный пример того, как научный проект на актуальную политическую тему перерастает в возможность показать целый дискурс общества на определенном этапе.

– Лена, на Ваш взгляд, на российском книжном рынке есть издательства, похожие на «Спектор Букс» в том, что касается принципов, методов работы или в отношении каких-либо других критериев?

Именно личный взгляд художника, его личностный комментарий очень многое определяет в книге…

– Е. Р.: Наши издательства не всегда столь свободны в выборе контента. Я бы скорее говорила о дизайнерах, которые занимаются книжной продукцией. На самом деле именно личный взгляд художника на то, как должен позиционироваться материал в книге, его личностный комментарий очень многое определяет. Так, одна из лучших книг, сделанных нашими российскими дизайнерами, – книга Бориса Трофимова «Мироносицы в эпоху ГУЛАГа» о трех представительницах разного сословия, которые прошли Соловки. История рассказана прежде всего средствами дизайна, верстки, фотографий, которые иногда слишком малы по формату для того, чтобы стать полноценной частью общей композиции, и используются только как элемент верстки, но таким образом создается необходимая интонация личностной включенности в тему.

Один из немногих примеров, где мы можем соответствовать деятельности «Спектор Букс», – это очень важная для всех, кто включен в профессию, книга «Век русского книжного искусства. XX век», изданная на 4-х языках. Это хрестоматия нашей отечественной иллюстрации, титанический труд, который состоялся благодаря личной инициативе Андрея Борисовича Маркевича и Бориса Владимировича Трофимова.

И хотя иллюстрации в книгах зачастую завораживают, еще раз подчеркну, что очень важен именно личностный акцент, как это происходит в книге Александра Борисовича Коноплева «Библия Василия Кореня» или в знаменитой книге «Феофан Грек», где впервые ставится вопрос о наследии великого иконописца, сохранившемся после Второй мировой войны, или в одной из лучших книг Анатолия Гусева «Эйзенштейн о Мейерхольде».

Или, например, моя самая любимая серия, сделанная Анатолием Гусевым как раз для фонда «Либеральная миссия», академика и профессора Ясина, занимающегося книгами, посвященными экономическим проблемам. Мне кажется, эта серия должна быть представлена в наших музеях современного искусства, там она будет очень уместно смотреться. Обложки этих книг показывают, что они абсолютно функциональны, здесь не забыты ни метод золотого сечения, ни контрасты, несмотря на то что это «всего лишь» книги по экономике. Но мне кажется, что именно такие книги и серии должны сопровождать классические музейные экспозиции, как это принято во всем мире.

Не могу не упомянуть и Евгения Корнеева – дизайнера, который вполне может дать фору очень многим издательским программам; он один из первых, кто не побоялся работать с самыми сложными темами. Одно время Женя работал с Ольгой Лопуховой, одним из лучших наших кураторов международных фестивалей современного искусства на «Арт-Клязьме». Вот, например, фестиваль «Мелиорация» на открытом воздухе, где практически всем художникам, которые так или иначе были причастны к этому движению, дали возможность каким-то образом проявить себя в абсолютно не цензурируемых проектах, и дизайнер не побоялся самостоятельно все это собрать, не только осмыслить, но и придумать этому свою форму подачи, потому что зачастую именно в этих книгах явление не только приобретает целостность, но и становится именно явлением, то есть сформулированным, точным художественным общим высказыванием.

Не менее важен, на мой взгляд, и проект, представляющий архив Ларионова–Гончаровой, который был передан в свое время в Третьяковскую галерею. Этот проект с такими острыми углами – как Женя называет, «книги с закосами», т.е. сознательно сделанные так, чтобы вылезать из всех полок, чтобы мешать нам жить, чтобы мы взяли все-таки этот архив, раскрыли и начали изучать. Он действительно сейчас изучается и в 2018 году на выставке Ларионова в Третьяковской галерее, я думаю, будет представлен.

И еще пример, когда не издательство, а дизайнер сам по себе является продюсером, главным редактором, составителем, идеологом и двигателем проекта. В 2004 году впервые с 1948 года в Третьяковскую галерею была передана коллекция нашего российского плаката. Все это было сделано по инициативе Юрия Суркова, автора и дизайнера каталога «Московский концептуальный плакат». Весь материал, сопровождающий коллекцию, был собран по большей части им.

Я могу и дальше продолжать, но сегодня у нас все-таки диалог с нашими немецкими коллегами.

– Добавлю к этому подробному рассказу только то, что и российские издательства, такие как «Бослен», «Арт-Волхонка», «Лимбус Пресс» и другие, также блестяще соединяют в своих проектах все те приемы, о которых говорили наши спикеры. Достаточно вспомнить замечательную серию «Рисунки русских писателей»…

– Е. Р.: Да, эта серия очень богата на выразительные возможности. Издательство «Бослен» пошло на значительный риск, сделав небольшие наброски, маргиналии, рисунки ядром не одного издания, а целой серии книг. Но оказалось, что она пользуется достаточно большой популярностью.


О тенденциях в сфере оформления книги

– Как профессионалы в области дизайна, поделитесь Вашей оценкой сегодняшних тенденций в сфере оформления книги. Каковы основные векторы развития, на Ваш взгляд?

Сейчас издается слишком много книг, поэтому надо говорить об экологии издательской деятельности…

– Я. В.: Мне трудно говорить о тенденциях, о том, как и куда всё это развивается, но все проекты, о которых мы сегодня говорили, свидетельствуют, что книга способна не только рассказывать, но и показывать что-то, причем очень дифференцированно. И для того чтобы выбрать подходящую форму для такого показа, нужна команда, одним человеком уже не обойтись. Нужны самые разные люди: кто-то делает хорошие иллюстрации, кто-то подбирает и размещает их в книге, кто-то пишет комментарии, тексты, и это взаимодействие сейчас обязательно.

И еще одна тенденция, хотя, возможно, в России ситуация чуть иная, чем в Германии, но у меня ощущение, что сейчас издается слишком много книг, больше, чем нужно, поэтому надо говорить об экологии издательской деятельности. Может быть, стоит три раза подумать, прежде чем что-то издать. Действительно ли это достойно быть изданным? Пусть публикаций будет меньше, но мы всю энергию вложим именно в издание таких книг, именно над избранными поработаем по-настоящему хорошо.

– Было бы замечательно, если бы наши издатели всегда ставили перед собой этот вопрос… Елена, а как Вы оцениваете различия и схожие моменты в развитии современного дизайна книги в России и Германии?

– Е. Р.: Мне очень тяжело отвечать за всю Россию и всю Германию, но, судя по представленным сегодня книгам, у нас очень много общего. Независимые российские дизайнеры и немецкие издатели идут примерно по одному и тому же пути: создают направление мышления, подачи, интерпретации материала в книгоиздании, по которому затем следуют другие. И зачастую это направление не сформулировано в формате инструкции по прочтению той или иной темы, а скорее выглядит как некий диалог, предложенный читателю. Читатель может отказаться от участия в этом диалоге, он может выйти из него, но это полностью его право. Во всяком случае, дается возможность свободного обсуждения, а не какого-то жесткого, однозначного комментария, который бы полностью раскрывал тему. Нет, все стараются тему открыть, подать ее наиболее демократично, для того чтобы она стала общественным достоянием. Может быть, это самое главное.

Что касается российского дизайна, то сегодня, конечно, самые удачные, самые интересные проекты – это результат командной работы. Но даже если это инициатива какого-то отдельного дизайнера или автора, тем не менее когда дизайнер искренен в своем отношении к материалу, когда он исходит из материала при внимательнейшем его прочтении, тогда все получается. Мы не навязываем свое мнение, оставляя открытым вопрос интерпретации. Это самое интересное, что сейчас происходит.

– Ян, в последнем интервью Вы сказали, что книга становится точкой взаимного обогащения и способом самопрезентации во многом благодаря использованию новых технологий. Расскажите, пожалуйста, подробнее об этом…

– Я. В.: Мне кажется, в этом смысле самая большая революция случилась еще в 1980-е годы, когда появились компьютерные издательские системы. До этого нужно было постоянно работать с наборщиком, ходить в типографию, делать пробные оттиски. Сейчас же все можно сделать за одним столом, не вставая. И наше поколение просто пытается по максимуму использовать все плоды той технологической революции.

Кроме того, мы больше не привязаны к месту, к офису, ведь есть «Скайп» и другие мессенджеры и мы можем общаться с людьми, которые сидят не через стенку, а где-нибудь в Берлине или где угодно на этой планете. Причем мы можем общаться ежедневно, а не собираться, скажем, раз в неделю, когда книга уже почти готова и поздно что-либо менять. Благодаря этим технологиям и получается постоянный совместный процесс работы над изданием.

И еще одна вещь, тоже из области техники. Печатные станки стали гораздо лучше, и можно добиться гораздо более высокого качества печати. Сейчас есть удивительные машины, которые могут даже мельчайшие нюансы дизайна передать, позволяют использовать разную краску на одной полосе, классическую сетку или сетку, которая будет отличаться от раздела к разделу книги, и, естественно, это напрямую влияет на качество репродукции, если делаешь книгу по искусству и нужны репродукции картин или графики.

– Елена, а насколько широко используются в России новые технологии печати?

Студенты в России не имеют широкой возможности знакомиться со всеми техниками печатной графики…

– Е. Р.: Типографии в России обладают всеми необходимыми технологиями для производства современной книги. Но помимо наличия типографий и хороших печатников, которых у нас также достаточно, все-таки нужно больше внимания, на мой взгляд, уделять изучению искусства печатной книги в полиграфических институтах. Для этого нужно просто вернуть станки в учебные заведения и независимо от того, сколько стоят сейчас печатные материалы, бумага для трафарета, для офсетной формы, дать возможность студентам понять, почувствовать, что такое печатная книга. Для этого нужны, видимо, какие-то государственные субсидии и гранты, потому что в постперестроечный период большая часть подобных мастерских в наших вузах исчезла, станки стоят, но материалов, чтобы работать с ними, у студентов нет. Поэтому чувство печатной книги постепенно утрачивается, студенты больше не имеют широкой возможности познакомиться со всеми техниками печатной графики, чтобы понять, как это будет выглядеть в книге.

Так что новейшие технологии у нас есть, но хотелось бы еще со старыми технологиями немножечко поработать.


О будущем книги и профессии издателя

– В Германии издательство становится сегодня и продюсерским, и научным центром. А в России, Елена, каким Вы видите будущее профессии издателя, редактора, дизайнера? Как будет меняться книга в ближайшее время?

Нужна какая-то институция, где бы мы могли книжный ренессанс наблюдать в деталях…

– Е. Р.: В России есть достаточно много дизайн-бюро, которые могут малыми силами работать над очень серьезными издательскими проектами и над всеми задачами, которые стоят перед дизайнером современности. Но очень важно в данном контексте, чтобы печатная книга оставалось востребованной и развивалось искусство книги. Конечно, для этого должна быть поддержка. И не просто в формате точечных разовых высказываний на страницах Facebook с впечатлениями о происходящем или колонок в 2–3 газетках, а очень мощная институция (может быть, ее еще только предстоит создать), которая давала бы возможность говорить в профессии от первого лица и размещать мгновенные рецензии на все самое интересное, что у нас происходит. Когда в прошлом году мы делали выставку «Книга глазами дизайнера» в Ивановском зале РГБ и показали там в том числе и современную печатную продукцию, мы неожиданно поняли, что живем, оказывается, в эпоху книжного ренессанса. Но нужно было сделать выставку, чтобы увидеть этот ренессанс! Поэтому нужна какая-то институция, может быть, сайт, журнал, дайджест, где бы мы могли этот ренессанс наблюдать в деталях, а не только в общих чертах.

– Я. В.: Я думаю, что все важнее будет становиться командная работа, то взаимодействие, тот диалог, о котором я говорил в начале разговора. Издательства все больше будут превращаться в центр такого диалога, в площадку для него. Например, «Спектор Букс» работает не только с печатной книгой, но и с театральным сообществом. Мы сделали фирменный стиль и дизайн для их продукции. Это тоже часть работы. И издатели будут выходить за рамки своей профессии, пересекать границы профессий, жанров, цехов, что позволит им взглянуть иначе и на свою собственную профессию, на книгу.

– Был ли у «Спектор Букс» опыт сотрудничества с российскими авторами или мысли о таком сотрудничестве, планы?

– Я. В.: В самом начале истории издательства, в 2002 году, у нас был проект под названием «Недостающие фрагменты». Мы опубликовали серию из 4-х интервью: одно интервью с реальным человеком и три – с вымышленными людьми, которых на самом деле не существует. И вот первый текст был со Славоем Жижеком, а второй написал Владимир Сорокин. Это был наш первый опыт сотрудничества с российскими коллегами. И еще совсем скоро в «Спектор Букс» выйдет большая книга по истории искусств, в которой представлены интервью московских концептуалистов.

Конечно, я не против поработать с Россией в будущем. Надеюсь, что эти связи будут укрепляться и мы будем больше узнавать о том, что происходит в книжном мире России, потому что важно аккуратно перенести все самое главное по мостику в Германию. На это я очень надеюсь.

– Елена, каким бы Вам хотелось видеть это сотрудничество в дальнейшем?

– Е. Р.: Это просто мечта какая-то. Но если помечтать, то для студентов мне, например, очень хотелось бы иметь небольшой дайджест на русском языке с комментариями того, что было сделано «Спектор Букс». Можно было бы его показывать и обсуждать. А если говорить о том, что предложить издательству от России, то здесь, на мой взгляд, диапазон огромный. Открыты замечательные выставки. Кстати, о Сергее Третьякове ожидается каталог прекрасный, выставку делал музей Маяковского, и куратор Дмитрий Карпов с удовольствием откроет все свои фонды. Я думаю, что подобных предложений может быть много, начиная от русского плаката конца XX века и заканчивая всем остальным, потому что у нас потрясающая сценография, великолепные художники, чудесные иллюстраторы и тем для соприкосновения более чем достаточно.

– Есть ли у дизайнеров «Спектор Букс» опыт игры на веб-поле? Считаете ли Вы эту территорию своей?

– Я. В.: Опыта издания в вебе или в формате электронных книг у нашего издательства нет, но мы работаем с берлинским издательством «Микротекст», которое такие вещи делает. И у нас есть несколько общих проектов. Например, мы сделали из нескольких интервью электронные книги. Кроме того, у большинства издательств есть дизайн-студии, которые работают и там, и там – и для книги, и для цифрового мира. Недавно вместе со швейцарским бюро «Johnson/Kingston» мы сделали книжку про графику в городе Люцерн. Мне кажется, действовать на стыке очень хорошо, потому что так ты узнаешь, на что способен каждый из инструментов, который у тебя есть, больше узнаешь и про бумагу, и про цифру.

Ян Венцель, Елена Рымшина, Светлана Зорина

Редакция благодарит Центр немецкой книги в Москве, а также переводчика Михаила Перегудова за помощь в подготовке материала.


Партнер рубрики:

Библиотека им. Некрасова

© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 1 (153), январь-февраль 2018



Еще новости / Назад к новостям