Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

13.05.2016

Почему бы нам не поработать вместе?

Марина Абрамова
директор по маркетингу и стратегическим коммуникациям издательского холдинга «Эксмо-АСТ»

Вадим Дуда
генеральный директор Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино

Конечно, всем нам известны замечательные проекты библиотек – «Библионочь» или «Большое чтение», которые объединяют все книжное сообщество. Но до последнего времени рынок и библиотека воспринимались скорее как понятия противоположные. Приоритеты во взаимоотношениях издателей с библиотечными институтами располагались преимущественно в плоскости идеологии и пропаганды книги и чтения, избегая приземленных коммерческих нюансов.

Имеет ли смысл ломать сложившуюся ситуацию? И как наладить эффективную интеграцию издателя, библиотеки, книжного магазина, сохранив исконную идентичность и функционал каждого из участников процесса? Об этом и о многом другом – в сегодняшнем диалоге замечательных экспертов: Вадима Валерьевича Дуды, генерального директора Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы имени М.И. Рудомино, и Марины Николаевны Абрамовой, директора по маркетингу и стратегическим коммуникациям издательского холдинга «Эксмо-АСТ».

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».


Эффективное взаимодействие издательства, книжного магазина и библиотеки – возможно ли оно?

– Вадим Дуда: Если позволите, я начну с небольшого вопроса моей собеседнице: Марина, скажите, в миксе каналов продаж «Эксмо-АСТ» библиотеки заметны? Рассматриваете ли Вы нас как значимый сегмент рынка?

– Марина Абрамова: Безусловно, этот канал мы учитываем, но сейчас начинаем осваивать его с новым пониманием. До последнего момента библиотеки были в стороне от наших маркетинговых усилий. У библиотек своя активная программа по популяризации чтения, свои мероприятия, в которые издательства редко интегрированы. Но сейчас мы стараемся выстроить более плотные взаимоотношения. Мы выделили отдельных сотрудников, которые занимаются социальными проектами, продвижением новинок и фокусного ассортимента именно для библиотек. Участвуем во многих мероприятиях библиотечного сообщества и в целом готовы его воспринимать как новый канал не только популяризации наших авторов, но и коммерческих отношений. Почему бы и нет? Почему бы нам не поработать вместе и не придумать современные формы продвижения чтения, что явно положительно скажется на продажах издателя и на трафике библиотек, а как следствие – и на количестве читающих людей в стране?

– В. Д.: Я совершенно с Вами согласен в том, что библиотеки должны стать важной частью рыночного книжного ландшафта. И в данном случае мы можем опираться на опыт наших американских коллег, в частности, на такой операционный показатель, как обновление фонда книг. Открытый фонд в американском центре нашей библиотеки составляет около 10 тыс. книг, рекомендации по его ежегодному обновлению – 10 %, или примерно 1 тыс. книг в год. Если эту модель переложить на 30–35 тыс. российских библиотек с фондом 5–10 тыс. книг, то мы получим ежегодную потребность в книгах только для общедоступных библиотек РФ на уровне 35 млн экземпляров, или примерно 10 % тиража книжного выпуска в России. Причем речь идет о миллионном книжном массиве по тиражам и достаточно ограниченном количестве наименований – в пределах нескольких сотен. Объединив усилия издателей, министерств и региональных властей, можно было бы найти механизм решения этой проблемы. Тем более что централизованная закупка отпечатанного под заказ тиража изданий была бы экономически гораздо более эффективна, чем нынешняя практика индивидуальной закупки книг библиотеками каждой области или региона. Себестоимость каждой следующей книги фактически сводилась бы к стоимости бумаги в печати тиража.

– М. А.: Абсолютно верно. На съезде РКС мы обсуждали этот вопрос. Сейчас фиксируется не только проблема в комплектовании библиотек, особенно региональных, но и размывание библиотечного ядра, т.е. наличие пробелов в том списке наименований, который должен присутствовать в обязательном порядке в любой библиотеке. Мы все знаем, на каком уровне финансирования находятся региональные библиотеки, кто занимается комплектованием библиотечных фондов на местах и по какому принципу делается выбор. Мы выходили с инициативой создать рабочую группу, может быть, внутри РКС, куда вошли бы все заинтересованные лица: издатели, библиотекари, эксперты. Это позволило бы разобраться с проблемой и сформулировать решения по обязательному перечню литературы, рекомендованному экспертами. Конечно, это вопрос деликатный, потому что любой список вызывает массу вопросов и нареканий.

– В. Д.: Пусть будут вопросы и нарекания, но хоть что‑то. Ведь то, что сейчас происходит в библиотеках, – это катастрофа. Люди радуются тому, что они получают подписку на местную газету (я немного утрирую, но в целом это так). Так что если идея рабочей группы получит реальное воплощение, то мы с удовольствием в этом поучаствуем.

– М. А.: Это очень непростой вопрос. Идея создания рабочей группы возникла в разговоре на модную сегодня тему о духовно-нравственном и патриотическом воспитании в России. Созданы государственные программы по патриотическому воспитанию, где книга почти не учитывается. Мне кажется, более эффективно не заниматься созданием рекламных пропагандистских роликов, а взять несколько десятков библиотек и наполнить их необходимым ассортиментом книг. «Выхлопа» от этого, на мой взгляд, было бы гораздо больше. Но пока мы можем лишь дискутировать на эту тему.

– Текущие средства у библиотек очень ограничены. Сколько сейчас выделяется на комплектование фондов в Библиотеке иностранной литературы?

– В. Д.: Отдельной строкой эти суммы не прописаны в нашем бюджете. Мы должны заниматься сохранностью фондов, и с учетом этого сами принимаем решение о закупках. Как известно, за последние 2 года достаточно сильно изменилось соотношение основных валют, а наш ассортимент – это иностранная литература, которую мы покупаем за рубежом. Тем не менее, мы будем продолжать покупать примерно 5 тыс. иностранных книг, соответствующих нашему профилю, на основных пяти языках и на языках, которые традиционно представляют интерес для нашей аудитории. И, конечно, мы получаем достаточно большое количество отечественных книг, немного покупаем и сами. Что касается межбюджетных трансфертов, то, в общем‑то, 300 млн рублей – это не очень большая сумма в масштабах страны.

– Но с участием местных бюджетов она возрастала до 600 млн рублей…

– В. Д.: Даже если 600 млн рублей мы поделим на 30 тыс. библиотек, то получим 15–20 тыс. рублей на библиотеку. Сумма небольшая, но если ее предстоит потратить на отпечатанные под библиотечный заказ издания, стоимость которых может быть даже значительно менее 100 рублей, то речь пойдет о появлении в библиотеке 200–300 новых книг, что и не так уж мало, кстати.

– М. А.: В рамках наших региональных форумов в поддержку чтения мы дарим книги библиотекам и видим, какую радость у них могут вызвать, допустим, 50 лучших детских книг. Для большинства библиотек обновление фонда – абсолютная необходимость. И думаю, мы сможем найти бизнес-модель, которая сделает книгу и доступной, и качественной в использовании, и правильной по контенту.

– В. Д.: Можно сколь угодно долго сетовать на то, что люди мало читают, не ходят в библиотеки, но для начала давайте хотя бы сделаем так, чтобы там появились книги. Люди не пойдут в библиотеку, если там не будет книг. Это нужно делать.

– М. А.: На самом деле вариантов нашего сотрудничества множество. Например, библиотекари великолепно работают с классической литературой. У них есть замечательный опыт проведения юбилейных дат и других мероприятий литературного характера. А мы предлагаем расширить линейку приоритетов для библиотек и поработать с современными авторами, фокусным ассортиментом издательств. Например, в этом месяце у нас 30 новинок, продвижением которых мы плотно занимаемся, работаем с прессой, создаем информационное поле вокруг книги, и у людей появляется потребность в ее приобретении или бесплатном чтении, они приходят в библиотеку, но в библиотеке этой книги нет.

Мы проводим около 400 мероприятий в год, но пока делаем это слишком локально. Если бы мы понимали, что есть площадки, где автора хорошо примут, где его ждет современная аудитория, где будут представлены его книги, мы могли бы наших топовых авторов приглашать на встречи по всей стране. И конечно, здесь библиотеки для нас – большие помощники.

Или, например, «Библионочь» – великолепная идея, но ночь проходит, и наутро нет никаких масштабных результатов, к сожалению. Да, библиотеки в эту ночь получают новых посетителей, но в долгосрочной перспективе никаких изменений нет. Хотя можно было бы эту инициативу превратить в эффективный инструмент, объединить с продвижением современных авторов, выбрать лучшую книгу по отзывам читателей-современников и т.д. Сегодняшний читатель сталкивается и с проблемой навигации, теряясь в огромном количестве выпускаемых наименований книг. Конечно, есть книжные магазины, но формирование интереса и вкуса к чтению – это все‑таки задача библиотек, они своего рода навигатор в книгах. Так как институт критики сегодня не работает и мало рекомендательных сервисов, помощь библиотек очень важна.

– В. Д.: Библиотеки в последние несколько лет стремятся стать центром общения, коммуникации, и это замечательно. Но, на мой взгляд, любое мероприятие в стенах библиотеки должно иметь в своей основе идею продвижения чтения. Не должно быть мероприятий по продвижению здорового питания или фитнеса, например. Это не профиль деятельности библиотеки. Мероприятия необходимо фокусировать на идее продвижения чтения, образования, интеллектуального развития. В Иностранке проходит около 2 тыс. мероприятий в год. И мы сейчас очень внимательно отслеживаем, чтобы они, помимо нашего международного профиля и поддержки культурных связей, основывались на продвижении чтения.

Возвращаясь к вопросу о площадках для организации встреч с авторами, хочу сказать, что сейчас достаточно активно развивается наша региональная сеть – это около 100 библиотек, которые активно пользуются сервисами Иностранки. И они могут принять автора, располагая соответствующим помещением, техническим оборудованием. Конечно, иногда библиотека не в состоянии вместить всех желающих. В этом случае можно воспользоваться веб-трансляцией. Мы этот проект сейчас активно реализуем. Присоединяйтесь! Если у вас есть какие‑то интересные мероприятия, мы с удовольствием запустим их в нашу региональную сеть. Но, представляя автора читателям, очень важно продумать именно комплексное мероприятие, заранее понимая логистику, где будут представлены его книги по специальной цене, чтобы возникший у читателя интерес можно было бы реализовать в виде доступа к книге.

– Библиотека имеет право организовать автограф-сессию с продажей?

– В. Д.: Автограф-сессию – никаких сложностей, с продажей – есть кое‑какие, но нам нужно вместе подумать, как методически помочь библиотекам это организовать. О книжной торговле тоже можно бы поговорить.

– Сейчас очень активно обсуждается стратегия государственно-частного партнерства, и она была бы очень эффективна с точки зрения продвижения чтения и стимулирования спроса на новые книги в рамках библиотек. Я знаю, что в ТПП проводилось не одно мероприятие на эту тему. Уже есть первые результаты?

– М. А.: Когда мы узнали о том, что создается целый новый департамент в Торгово-промышленной палате (ТПП), который будет заниматься именно государственно-частным партнерством в сфере культуры и искусства, конечно, первым делом пришли к ним и предложили: пожалуйста, поэкспериментируйте с нами. Мы готовы быть экспериментальной площадкой и знаем, что есть интерес к нашим региональным форумам поддержки чтения и у губернаторов, и у больших региональных библиотек.

Механизм реализации, в общем‑то, достаточно прост. Заключается договор концессии с регионом. На территории библиотеки выделяется место для выкладки ассортимента и осуществления коммерческой деятельности. Бизнес готов брать на себя затраты по ремонту, обслуживанию помещений, организации пространства.

Хотя, конечно, присутствуют определенные сложности. Очень многие библиотекари боятся, что эта конкуренция приведет к уничтожению самой идеи библиотеки. Но я, напротив, считаю, что это самый лучший синтез из возможных. Именно такое содружество бизнеса, библиотеки и государства в лице муниципалитетов, в виде поддержки губернаторов, можно было бы сделать очень эффективным.

– Как раз сейчас в первом чтении Госдума приняла законопроект, предоставляющий льготную аренду на территории муниципальных и государственных учреждений культуры. И Библиотека иностранной литературы выбрана в качестве пилотной площадки.

– В. Д.: Буквально несколько дней назад была вывешена конкурсная документация на проведение ремонта первого этажа библиотеки, где мы действительно хотели бы создать многофункциональную культурную зону, в которую будут входить и книжный магазин, и литературное кафе, и что‑то еще… Я не вижу в этом конкуренции. В нашем фонде около 5 млн документов, и ни один книжный магазин не сможет с нами конкурировать по полноте ассортимента. Напротив, книжный магазин и литературное кафе как новый сервис позволят привлечь людей, организовать дополнительные возможности встречи наших читателей с интересными авторами, что увеличит трафик и интерес к нам как к библиотеке. Единственное, мы бы очень хотели, чтобы традиционная аудитория нашей библиотеки совпадала с той аудиторией, которая будет приходить в новый книжный магазин. То есть мы бы не хотели размывать фокус аудитории. Это непросто. Мы пообщались почти со всеми ведущими книжными магазинами в Москве, но пока не могу сказать, что есть какой‑то книжный магазин, который четко попадает в нашу концепцию. Поэтому мы общаемся с несколькими партнерами. И издатели могут помочь нам с точки зрения системного подхода не только к маркетингу книг, но и, возможно, чуть шире – к чтению, библиотекам как части всей цепочки создания и бытования книги в обществе.

– На каком этапе сейчас находится проект?

– В. Д.: Пока что мы проводим торги на капитальный ремонт. Хотим сделать очень удобное, красивое помещение, достойное уровня Иностранки. Там точно будут книжный магазин и литературное кафе. Но при этом мы абсолютно открыты к партнерству относительно концепции магазина и кафе как места для общения. Открытие планируем в августе.

– Есть ли аналогичные инициативы в других библиотеках? Готовы ли они к открытию книжных магазинов?

– М. А.: На наше предложение о сотрудничестве по открытию книжных магазинов мы сейчас получили несколько положительных ответов от региональных библиотек в Обнинске, Калуге, Брянске и республике Марий Эл. До августа мы должны с коллегами из ТПП разработать документацию и понять, как юридически эти вопросы могут быть решены на местах. Губернаторы Брянской и Калужской областей поддержали нашу инициативу, выделили экспериментальные площадки. Сейчас мы ведем переговоры с Казанью. И я думаю, что уже осенью сможем подвести предварительные итоги.

Мне сейчас вспомнилась фраза Екатерины Юрьевны Гениевой о том, что должна быть не только государственная воля, но и личности, которые могут ее реализовать. И вот сегодня мы видим, что воля есть, есть институциональные механизмы и нам нужно объединиться в активную рабочую группу, чтобы эту волю реализовать.

Книга как часть медиаиндустрии

– Книга все больше становится частью медиаиндустрии. Мы видим, что наиболее успешные проекты развиваются на стыке кино – медиа – книги, а крупные зарубежные издательства становятся частью медиахолдингов. Насколько связка «кино, медиа, книга» эффективно используется в российской книжной отрасли?

– М. А.: Для издателей самые выгодные и массовые проекты реализуются по схеме «книга + кино», когда есть экранизация, дополнительная реклама, спрос читателей. Я думаю, библиотекари тоже это ощущают. Только такие мультимедийные проекты становятся масштабными. Наши партеры и коллеги за рубежом уже на этапе обсуждения рукописи, до сдачи ее в производство, занимаются продажей субсидиарных прав в смежную кино- и теле- индустрию. У нас такой практики нет. В России автор отдает в издательство свою книгу, и ему приходится очень тяжело пробиваться к киношникам. Мы как издатели выходим с инициативой на режиссеров и продюсеров, но, к сожалению, нас нечасто слышат, потому что нет отработанной практики, нет потока, экранизируются только самые топовые авторы и тексты. Есть проблема и в самих сценаристах. Очень тяжело перевести качественный литературный труд в сценарий, который коллеги из киноиндустрии могут просмотреть и сказать: да, это будет отличный блокбастер. Я думаю, именно из‑за того, что у нас нет специалистов, объединяющих две наши отрасли, так мало экранизаций при большом количестве достойных авторов и текстов.

– Планируется ли экранизация по текстам – победителям премии «Большая книга»?

– М. А.: Да, по книге «Зулейха открывает глаза» Гузель Яхиной. Нам повезло: насколько я знаю, Чулпан Хаматова подтвердила свое участие в главной роли, так что скоро увидим фильм. Но это единичный случай. Нам бы хотелось разработать механизм предложения хороших качественных текстов для экранизаций. В Год кино мы это предложим еще раз Министерству культуры. Мы готовы разработать конкретный механизм по отбору произведений и, может быть, по привлечению профессиональных сценаристов, которые могли бы эти тексты обработать.

– В. Д.: Я выскажу очень консервативную мысль. Конечно, медийные проекты очень способствуют поддержанию интереса к книге, и этим нужно заниматься. Но крайне важным, на мой взгляд, является восстановление старой доброй традиции, когда люди читают книги в семье и потом обсуждают их, сидя на кухне. Я думаю, что нет более сильного воспитательного элемента, чем семья. В этом плане библиотеки должны выполнять важную функцию – быть площадками, куда родители приходят вместе с детьми, встречаются с авторами. Библиотеки показывают, насколько увлекательным может быть мир чтения. Причем семейное чтение нельзя возродить по указке, институционализировать. Это умение нужно возобновить. Это важная ценность нашего общества, которая всегда была.

– М. А.: И публичные чтения. Они сейчас опять возобновляются. Я думаю, если мы привлечем к ним медийных персон, то получим очень много отзывов, просмотров и лайков в Сети. Это очень важно, когда к продвижению чтения привлекают людей, которые уже имеют какой‑то авторитет, имеют поклонников своего творчества.

– Достаточно вспомнить блестящий проект, который реализовал Google совместно с РКС и музейным сообществом, – чтение текстов «Анны Карениной» и «Чехов жив». Сколько часов это длилось?

– М. А.: Больше суток, более 700 чтецов.

– Продолжая тему медиаинтеграции, не могу не спросить про масштабный проект – Национальную электронную библиотеку. Он реализуется уже много лет, но по‑прежнему возникает целый ряд вопросов по критериям наполнения, отбора контента, его прозрачности. На каком этапе сейчас находится этот проект?

– В. Д.: Действительно, Национальная электронная библиотека (НЭБ) вызывает очень много споров, но с другой стороны, ведь невозможно сделать все идеально и сразу при ограниченных ресурсах. Идея замечательная – максимально предоставить тексты в открытом доступе. Но это нереально. В существующем правовом поле есть определенные ограничения, так что проект не может объять все, и 10 %-ный барьер заставляет расставлять приоритеты. На мой взгляд, они сейчас расставлены достаточно адекватно. В первую очередь мы стремимся сохранить научное наследие, научную литературу, которая точно нужна в библиотеках, но в бумажном виде имеет очень маленький тираж. В этом году добавлено важное новшество – комплектованием фонда НЭБ занимаются 5 федеральных библиотек. Общий фонд поделен на профили, которые соответствуют профилям деятельности крупных библиотек. Так, Иностранка занимается комплектованием строго определенной части НЭБ по специфике, соответствующей своей компетенции. То же самое делают Историческая библиотека, Детская библиотека, Ленинка и Государственная публичная научно-техническая библиотека.

– В прошлом году издатели много спорили о необходимости включения художественной литературы в фонд НЭБ.

– М. А.: Да, было подготовлено письмо от РКС с просьбой расширения блока художественной литературы, так как именно эта тематика приоритетна по статистике читательских запросов.

– В. Д.: Библиотека (и НЭБ не исключение) всегда выполняет как минимум две функции, которые часто между собой вступают в противоречие. С одной стороны, мы являемся местом хранения определенного наследия, фондов, т.е. нужно их сохранить; с другой стороны, нужно обеспечить к ним доступ, т.е. мы также заинтересованы в аудитории. Как вы понимаете, это две задачи, которые в общем‑то конфликтуют между собой. И дабы избежать этого конфликта, мы бы хотели в рамках НЭБ сформировать фонд большей ценности с акцентом на научные издания. Но при этом я совершенно согласен, что НЭБ не должна замыкаться только на научной, образовательной литературе. В прошлом году у нас был, на мой взгляд, очень интересный пилотный проект с компанией «ЛитРес», призванный закрыть пробел в художественной литературе. На мой взгляд, проект очень успешный. Сейчас в Иностранке около 80 библиотек, которые подключены к проекту, пользуются каждый день сервисом по выдаче электронных книг. Это хорошая модель работы с художественной литературой. В конце года у нас появится статистика, и мы поймем, что еще можно сделать в данном направлении.

– Сколько библиотек сейчас подписаны на ресурсы НЭБ и имеют возможность пользоваться ими?

– В. Д.: Есть два типа библиотек: те, кто делятся контентом, т.е. предоставляют свой контент в доступ для фонда Национальной электронной библиотеки (таких около 35), и те, которые пользуются сервисами НЭБ и предоставляют доступ к фондам НЭБ в своих помещениях (их около 1000).

– Мы рассуждаем о том, что сегодня книга все больше интегрируется в медиасреду, в интернет. Все это накладывает большой отпечаток и на функции библиотеки, и на функции издателей. Какие проблемы в связи с этим приходится решать, и, наоборот, какие возможности появились только сейчас у библиотек и издателей?

– В. Д.: Мы сейчас столкнулись с проблемой развития наших виртуальных сервисов. Ведь все библиотеки подписываются на информационные ресурсы, электронные библиотечные системы, базы данных и так далее. Но очень часто эти системы разрозненны, у них сложная модель взаимодействия и самое главное, что доставляет больше всего неудобств библиотекарям, – по истечении срока подписки у тебя ничего не остается в фонде. И мы сейчас пытаемся взаимодействовать с вендорами – поставщиками электронных ресурсов – с тем, чтобы унифицировать для наших читателей и региональных партнеров доступ ко всем нашим ресурсам через единый удобный интерфейс. Кстати, наш проект с «ЛитРесом» полностью укладывается в эту идеологию новых виртуальных сервисов. На мой взгляд, крупные библиотеки должны стать агрегаторами электронных ресурсов по своей теме и к ним нужно относиться бережно, как и к бумажным. Их тоже необходимо актуализировать, систематизировать, делать удобную виртуальную навигацию. Кроме того, у нас сейчас идет очень важный экспериментальный проект, который мы реализуем совместно с РГБ. Мы договорились о том, чтобы координировать свою деятельность по комплектованию печатными изданиями, периодикой и электронными ресурсами с тем, чтобы не было дублирования усилий. Мы попытаемся сделать так, чтобы вместе (и Иностранка, и Ленинка) не выступали как конкурирующие организации, а создавали более широкий и доступный спектр услуг для наших читателей. Мы делаем это по своей инициативе, без приказа «сверху».

– М. А.: У нас в последнее время много экспериментальных межотраслевых социально зна­чи­мых проектов, в реализации которых нам помогают в том числе и библиотеки. Например, проект «Народная книга», в рамках которого люди со всей страны присылают тексты на заданную тему, а редактор и автор, которые работают над книгой, выбирают лучшие тексты и готовят их к изданию. Например, Дмитрий Быков изучает тему, которая вылилась в полноценную книгу воспоминаний о школьных историях. Сейчас мы собрали любовные истории. Автором-составителем книги станет Михаил Веллер. Тема воспоминаний о Великой Отечественной войне также раскрыта – мы издали уже не одну книгу, основываясь на реальных письмах, воспоминаниях. В одной книге собраны тексты знаменитых авторов и просто людей, пожелавших поделиться семейными историями.

А проект «Я поведу тебя в музей» вообще уникальный, ведь он объединил библиотеки, музейное сообщество и издателей. Здесь нам очень помогают санкт-петербургские библиотеки, собирая интересные истории о музеях; нас поддержал советник Президента по культуре В. И. Толстой; причем сбор контента происходит в интернете: создается целая площадка, дискуссионные клубы и обсуждения, что позволяет расширить аудиторию будущей книги. Мне кажется, что за такими многогранными проектами – будущее. Именно с них нам нужно начинать новый этап взаимоотношений с библиотечным сообществом, когда библиотека воспринимается не только в качестве хранилища книг и знаний, но и как партнер в создании контента, в продвижении чтения. Мы, издатели, только «за», мы видим перспективу, точки роста, которые интересны и бизнесу, и библиотекам, и все это – во благо нашему читателю.


Марина Абрамова

Несмотря на тот объем, который мне приходится ежедневно читать на работе, книгу «Зулейха открывает глаза» я прочла три раза, просто проштудировала от корки до корки – очень трогает. Каждый раз – какие‑то новые женские интонации. Я очень благодарна нашему новому звездному автору Гузель Яхиной за интересное чтение. Сейчас на моем столе лежит «Авиатор» Евгения Водолазкина, от которого я почему‑то ждала продолжения «Лавра», но это совсем другая книга, новая история про полет сознания длиною в 20‑й век. Потрясающе, всем советую.

Марина Абрамова


Вадим Дуда

Обязательно прочитаю новый роман Евгения Водолазкина, просто пока не успел… Недавно открыл для себя заново старого и очень любимого Габриэля Гарсиа Маркеса. Сейчас лежит на столе «Любовь во время чумы» – в свое время я как‑то прошел мимо этой книги. Маркес мне нравится своей обманчивой композиционной простотой. Она мне напоминает «Болеро» Равеля, когда одна и та же тема начинает повторяться по‑разному, с новыми инструментами, украшениями, и можно перечитывать много раз, потому что каждый раз ты находишь что‑то новое для себя…

Вадим Дуда


Марина Абрамова, Светлана Зорина, Вадим Дуда



Партнер рубрики:


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 4-5 (136-137), май-июнь, 2016



Еще новости / Назад к новостям