Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

07.04.2016

Книга и книжные магазины в культурном пространстве России

Владимир Ильич Толстой
советник Президента Российской Федерации по культуре

Владимир Ильич Толстой
советник Президента Российской Федерации по культуре

Может ли книга рассматриваться вне контекста литературного творчества, литература – вне культурного пространства, а книжный магазин – в отрыве и от литературы, и от культуры? Чиновники по‑прежнему не могут определиться, является ли книга товаром особого рода, или все же просто товаром, и на всякий случай тянут время, отделываясь туманными фразами и намеками. А представители книжного сообщества пытаются найти нужные слова, дабы донести свои чаяния до самого верха. И сегодня своими вариантами поиска взаимопонимания в поддержку книги делятся Владимир Ильич Толстой, советник Президента Российской Федерации по культуре, и Надежда Ивановна Михайлова, президент Ассоциации книгораспространителей независимых государств, генеральный директор ГУП ОЦ «Московский Дом Книги».

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».

Стратегия государственной культурной политики и развитие инфраструктуры книги и чтения в России

– Председателем Правительства РФ в конце февраля подписан важнейший программный документ – Стратегия государственной культурной политики до 2030 года. Отрадно, что в этом документе культура рассматривается как неотъемлемая часть стратегии национальной безопасности страны. Как вы оцениваете этот документ в целом, и какие шаги могло бы предпринять книжное сообщество в рамках реализации идей Стратегии?

– Владимир Толстой: Понятно, что этот документ будет иметь продолжение в виде конкретных программ и действий для министерств и ведомств. И очень важно, чтобы уже сейчас, в ближайшие два месяца творческие союзы, профессиональные объединения и просто экспертное книжное сообщество активно включились в обсуждение этих конкретных программ и настояли на тех мероприятиях или инициативах, которые помогли бы развивать интерес к чтению и поддерживать книжную индустрию, издательскую и распространительскую. Важно не упустить момент и воспользоваться возможностью для того, чтобы какие-то разумные предложения передать в Правительство РФ.

– Надежда Михайлова: Для меня в этом документе парадоксально то, что в нем отсутствует понятие «Литература» как одно из базовых составляющих культурного пространства. И если литература не рассматривается как неотъемлемая часть культуры, то о каком продвижении чтения и поддержке книжников мы можем говорить? Кто будет отвечать за то, чтобы литература и книжное пространство находились в контуре политических интересов нашего государства? Ответа на этот вопрос по-прежнему нет.

Можно как угодно относиться к книжным магазинам, но, на мой взгляд, в самом факте поддержки книжных институтов (библиотек, магазинов) важен не столько их коммерческий или социальный статус, сколько деятельность, предметом которой является книга, т.е. получившее материальную форму литературное произведение автора. И на сегодняшний день проблемой доступности литературы и книжного пространства никто не занимается. Эта проблема даже не заявляется в программных государственных документах.

– В.Т.: Просто эта проблема «распылена» между несколькими ведомствами. Литература с точки зрения воспитания и просвещения прежде всего рассматривается как предмет, изучаемый в школе. И в этом аспекте проблемой заведует Министерство образования и науки. Хотя, в общем-то, они достаточно узко понимают свою задачу – исключительно как формирование примерных перечней литературы, стандартов. У Рос­печати тоже, к сожалению, усеченные в этом смысле полномочия – прежде всего поддержка издательских проектов, книжных ярмарок и выставок, тем более что Агентство подчинено Министерству связи, у которого глобально другие приоритеты. Министерство культуры, которое, в общем, ответственно как раз за формирование вкуса и культурное развитие, по своему функционалу ориентировано на конкретную поддержку писательских союзов через небольшие субсидии.

Надежда Ивановна перечислила библиотеки, издательства, книжные магазины, а ведь есть еще и сами писатели, и живущие, и ушедшие из жизни, оставившие свое наследие. Есть литературные музеи, переводчики. Литература – это огромное многоплановое явление, за которое в целом, к сожалению, у нас в стране никто не отвечает. И вот сейчас предпринята попытка воссоздать Общество русской словесности, которое по поручению Президента возглавил патриарх Кирилл. В какой-то степени это общество может стать структурой, взявшей на себя координацию. Мне кажется, надо любую возможность максимально использовать во благо поддержки чтения.

– Ассоциация книгораспространителей независимых государств совместно с Минэкономразвития разработали целостную программу поддержки для книжных магазинов. Надежда Ивановна, какова судьба этого документа?

– Н.М.: Действительно, после Литературного собрания по поручению Минэкономразвития были собраны предложения от отраслевых объединений и ассоциаций и переданы на рассмотрение в Правительство РФ. Но на сегодняшний день я не очень понимаю, на каком этапе все остановилось. И так как вопросами литературы по-прежнему занимаются несколько ведомств, всё останется как есть и реальных конкретных шагов в решении проблем сделано не будет.

На мой взгляд, нужна национальная программа, которая бы объединила несколько ведомств и в основе которой лежала бы не деятельность отдельных институтов или компаний, а именно литература, книга. И насколько я понимаю, идея единой программы и координационного совета была поддержана Президентом РФ на Литературном собрании. Но до сих пор ничего не изменилось, хотя для поддержки литературы как части общественной жизни не требуется так уж много денег. Необходимо создать межведомственный орган, в который бы вошли представители системы образования, Министерства связи, Министерства культуры, разработать единую программу действий и совместно решать задачи поддержки и продвижения литературы, книги и чтения.

Сейчас же литература и книга растворяются в системе законодательных актов и постановлений, регламентирующих деятельность институтов (библиотек, магазинов, школ). Они везде и одновременно нигде. И эту ситуацию нужно кардинально менять.

– В.Т.: Всё, что предлагалось экспертным сообществом по итогам Литературного собрания, вошло в основу принятой в феврале 2016 года «Стратегии государственной культурной политики». Конечно, нам хочется быстрых результатов. Тем более что потери от бездействия, от целого ряда упущенных возможностей действительно большие. Но всё же не будем забывать, что у нас состоялся Год литературы и его оргкомитет во главе с председателем Государственной Думы Сергеем Евгеньевичем Нарышкиным не прекратил свою работу, понимая ее значимость. Усилия не пропадают даром. Возможно, требуется сделать еще чуть-чуть, и проблема сдвинется с места. Но очень важно, чтобы в этом «чуть-чуть» объединились все заинтересованные люди. Ведь не секрет, что есть группа скептиков, которые считают бумажную книгу вымирающим явлением. Справедливо или нет, но молодежь действительно мало читает печатные книги, предпочитая даже литературные тексты читать с экрана. Надо воспринимать эту реальность и быть к ней готовыми.

И в то же время есть очевидные мифы, барьер которых очень трудно преодолеть. Например, уверенность чиновников в том, что книжная торговля – это бизнес и должна существовать по законам бизнеса. Поэтому наши попытки привнести понятие «социальное предпринимательство» и каким-то образом выделить книжников из чистого рынка пресекаются на корню. Потому что любые льготы, послабления воспринимаются финансовым блоком Правительства как попытка ухода от налогообложения. Но тем не менее я считаю, что просто нужно быть настойчивыми и продолжать добиваться реализации важных для книжной отрасли решений.

– Система льгот и преференций для книжных магазинов существует во многих странах и особенно развита в Европе, где книжные магазины являются полноценной частью культурного пространства. У нас же в России небольшое число книжных магазинов и невозможность обеспечить равный доступ к книжному богатству всех граждан остаются проблемой номер один и для книжного дела, и для культурного сообщества в целом. И недавно в первом чтении в Госдуме принят законопроект, предполагающий льготную аренду помещений для книжных магазинов в государственных и муниципальных учреждениях культуры. Как вы оцениваете эту инициативу? Насколько реально она может помочь отрасли?

– Н.М.: Эта инициатива прежде всего изменит взгляд органов власти на книжный магазин, вернет утраченное восприятие работы книжного магазина как культурной деятельности. Хотя на самом деле до сегодняшнего дня никто и не отменял положений законодательства о культуре от 1992 года, где в сферу культурной деятельности включено в том числе и книгораспространение. То есть формально и сегодня книжные магазины могут претендовать на свое существование в культурном пространстве. Но в реальности книжные магазины воспринимаются в России исключительно в рыночном аспекте. Только Москва имеет в своем активе государственную книготорговую сеть в виде «Московского Дома Книги». В других городах государственная книжная торговля отсутствует как факт, хотя 80 % ассортимента книжных магазинов не может приносить большую прибыль. Многие классические тексты русской и зарубежной литературы, книги по истории Соловьева и Карамзина никогда не принесут прибыли магазину, но тем не менее они там представлены. Поэтому подходить к оценке деятельности книжных магазинов исключительно с позиций прибыли с квадратных метров, оборачиваемости, маржинальности, на мой взгляд, неправомерно. И предоставление льгот для магазинов, расположенных на территории объектов культуры, проблемы не решит.

– В.Т.: К сожалению, у нас всегда при принятии решений идут от обратного. Надежда Ивановна говорит, что 80 % ассортимента не приносит прибыли, а они скажут: «Но 20 % приносит… и, получив льготы, магазины выставят одну полочку с книгами, а под этим соусом будут торговать канцелярией, открытками и вообще всем тем, что является предметом не культурной, а чисто коммерческой деятельности». Недоверие к субъектам торговли существует, и на этом основании тормозятся очень многие инициативы.

Да и сама литература тоже неоднозначна. И чиновники вправе подозревать, что получение льгот и послаблений спровоцирует увеличение продаж литературы массового спроса в книжных магазинах: женских романов, детективов и пр. Как убедить их в обратном? Я не знаю. К сожалению, пока это даже совместными усилиями не очень получается. Этот аргумент почему-то всегда перевешивает все разумные доводы.

– Программы по поддержке книги и чтения стали общегосударственными для Германии, Англии, Франции и других стран еще 20–30 лет назад… Российская книжная отрасль приняла Национальную программу поддержки книги чтения в 2006 году, но она не получила государственного статуса…

– В.Т.: Это было 10 лет назад, многое сегодня меняется.

– Безусловно, этот документ нуждается в актуализации. Но, например, в 2015 году РКС в рамках проекта «Культурная карта России» провел детальный мониторинг состояния книжных магазинов и библиотек на всей территории РФ. И мы считаем важным включить в сферу ответственности губернаторов показатель «количество книжных магазинов / библиотек на душу населения», надеясь, что эта мера поможет решить инфраструктурные проблемы книжной отрасли. Насколько это возможно, с вашей точки зрения?

– В.Т.: К сожалению, это тоже не так просто. У этой идеи есть множество противников, которые говорят: «Мы только что сократили количество показателей, по которым оценивалась работа глав регионов, так как совокупный объем индексов превышал все разумные пределы. Вы захотите ввести оценку по книжным магазинам, а у других отраслей – другие приоритеты и т.д.»…

– Н.М.: Но в рейтинге губернаторов есть же какие-то критерии по культурной сфере?

– В.Т.: Они уже практически все выпали. На сегодняшний момент там почти ничего не осталось из культурной составляющей.

Я думаю, правильнее сегодня вернуться к разработанной в 2006-м Программе, актуализировать ее, причем привлечь к этой работе экспертное сообщество при Минэкономразвития и Минфине, т.е. при тех ведомствах, которые потом будут ее согласовывать и принимать актом Правительства или Президента. У программы должен быть заказчик. Программа поддержки книги и чтения должна быть актуальной, давать полный анализ сегодняшней ситуации, иметь прогнозную часть и систему мер, которые приведут к совершенно понятным и очевидным результатам. Только в этом случае у Программы есть шанс на успех – на то, чтобы быть принятой.

Но не стоит ждать, что такую программу закажет Министерство культуры или Минобрнауки. Тем, кто заинтересован в ее появлении, нужно просто договориться между собой, выработать алгоритм действий, привлечь специалистов, в том числе из экспертного круга, которым пользуются ключевые ведомства Правительства РФ. Подготовка программы, как и любая работа, должна быть оплачена. И у нее должен быть заказчик.

Продвижение чтения в эпоху пост-Гутенберга

– Сегодня принята Программа патриотического воспитания граждан РФ до 2020 года. Но, к сожалению, когда читаешь текст этого документа, среди общих слов «содействие», «создание» нет ни строчки о книгоиздании, литературе…

– Н.М.: Естественно, тема патриотизма не может быть раскрыта вне литературы. Литература играет одну из важных ролей в формировании личности человека. С первыми книжками, с первыми сказками ребенок уже получает представление о добрых и злых героях, о справедливости, о традициях своей страны. Спорить с этим никто не будет, но никто и не акцентирует внимание на важности содействия литературе, книгоизданию, книге…

– В.Т.: Мне кажется, эти истины настолько очевидны, что уже не будоражат, не беспокоят людей. Есть же школьная литературная программа, дополнительное чтение, есть худо-бедно работающие библиотеки, есть и книжные магазины… Нельзя же сказать, что их совсем нет. Да, сократилось количество, но, может быть, именно столько и нужно нашей стране. То есть никто не видит, что здесь кроется какая-то проблема или угроза, которая может спустя какое-то время дать серьезный отрицательный результат.

Но как в старых английских шахтах беспокойство канарейки, обладающей тонким обонянием и предчувствующей опасность раньше человека, заставляло шахтеров покидать шахту, спасая жизни, так и в обществе тоже должны быть люди, которые, обладая безусловным нравственным авторитетом и умея предчувствовать угрозу, должны сообщать о ней обществу.

К сожалению, Россия сегодня лишена нравственных авторитетов такого уровня, как Дмитрий Сергеевич Лихачёв, Александр Исаевич Солженицын, Валентин Григорьевич Распутин. Они ушли из жизни… Сегодня в нашем обществе не хватает таких безусловных, безупречных нравственных лидеров, которые бы могли «пробить в набат» так, чтобы это было услышано. Когда общество в целом не чувствует опасности, оно и не беспокоится. Поэтому надо найти слова, какие-то очень убедительные доводы, а если в наш прагматичный век верят цифрам – значит, надо доказать цифрами. Без этого везде и во всем начинают подозревать личную заинтересованность. Хотя, конечно, всё равно многое делается.

– И примером успешных инициатив могут служить проекты «Живой Толстой», «Живые страницы», когда известные личности читают в прямом эфире произведения классиков. Будут ли эти проекты развиваться? Насколько они затратны?

– В.Т.: Конечно, это будет развиваться. И, конечно, это затратное дело… Но эти проекты хороши тем, что ни в одном из них ни одна копейка бюджетных средств не была потрачена. Да, в них вступали и крупные игроки (Google, ВГТРК), без технических возможностей которых, безусловно, все это не было бы реализовано. Но в целом эти проекты абсолютно волонтерские. И хотя никто не платил актерам или политическим деятелям за то, что они читали, практически не было отказов. Люди самого высокого ранга и самые занятые очень охотно соглашались на участие. Надо сказать, что у этих проектов был очень мощный энергичный двигатель в лице Фёклы Толстой.

За каждым делом всегда стоят люди, и по-настоящему получаются именно те дела, за которыми стоят неравнодушные, энергичные лидеры, способные увлечь большие команды. Потому что дальше – это уже командная история. Например, «Войну и мир» читали трое суток, и люди не выходили из студии, работая на износ. Но надо было видеть их лица, когда проект закончился. Они безумно устали, но им было жаль, что дочитано до последней строчки. Был драйв невероятный: «Мы это сделали, мы смогли». Это действительно мощная, хотя и невидимая глазу работа. Все видят только ее результат, а на самом деле это огромная машина, которая была запущена, отлажена и сработала.

А какой популярностью пользуется «Тотальный диктант»! Это тоже абсолютно частная инициатива без бюджетного финансирования. Но люди приходят, много людей…

Или, например, в музее «Ясная Поляна» действуют курсы русского языка. И для меня пора­зительно, что сейчас на курсы русского языка помимо иностранцев записываются российские граждане, которые хотят быть более грамотными! Это говорит о том, что есть потребность и ее надо удовлетворять. Только важно это почувствовать.

К сожалению, мы видим, что негосударственные инициативы оказываются сегодня более успешными в этом смысле. Может быть, нужно идти именно этим путем, расширяя систему негосударственных инициатив.

– Н.М.: Хочу добавить к сказанному о тяге иностранцев к русскому языку. В некоторых бывших советских республиках остались «Дома русской книги», которые продают книги на русском языке. В Армении есть целая сеть. К сожалению, поскольку проблемой книжных магазинов никто не занимается, «Домам русской книги» – очагам поддержки русского языка и литературы за рубежом – тоже никто не помогает. Когда их представители приезжают в Москву, им даже не к кому обратиться за помощью…

– В.Т.: Это уже вопросы геополитики. И на самом деле есть очень хорошо зарекомендовавшие себя способы распространения и поддержки русского языка и литературы и внутри страны, и за ее пределами. Все, кто связан с миром книги, литературы, библиотечным сообществом, помнят программу «Пушкинская библиотека». Как мощно там шло это распространение. Опять же, это частный фонд, признанный недружественным, и, наверное, представленная там подборка книг может вызывать какие-то вопросы и нарекания, но система работала, она себя оправдала. И почему-то ни государство, ни другое патриотически настроенное частное лицо до сих пор не использует эту систему для того, чтобы она работала на благое дело.

…Мы всё время ходим по кругу, возвращаясь к мысли о том, что должен быть какой-то центр принятия решений, центр контроля их исполнения и так далее…

– 12 апреля состоится съезд Российского книжного союза, и, я думаю, вопрос создания такого координационного совета или комитета, который позволит решить накопившийся клубок проблем, станет приоритетным.

– В.Т.: Времени совсем мало. И если это будет очередной «плач Ярославны», то он также растворится в пространстве, не дав ожидаемый результат. К таким крупным форумам нужно подходить очень готовыми, с конкретными документами, которые могут быть в дальнейшем воплощены в жизнь. Хотелось бы в качестве пожелания организаторам порекомендовать собрать сейчас все возможные силы и ресурсы для того, чтобы это собрание было результативным.

– И последний, но не по значимости, вопрос нашей сегодняшней дискуссии. Есть у вас на сегодняшний день глобальная мечта, сверхзадача, которую вы считаете принципиально важным воплотить в жизнь?

– Н.М.: Мечта воплотить в жизнь то, чем я занимаюсь, чтобы литература и книга вошли в жизнь максимально возможного количества людей. Для меня литература, книга, семья – понятия равнозначные. Я мечтаю, чтобы задачи, которые мы ставим перед собой в нашей повседневной работе, имели результат. Мне хочется, чтобы больше людей приходили в книжные магазины и чтобы у всех людей в нашей стране была эта возможность – выбирать и покупать книги.

– В.Т.: Я бы, если мечтать, принципиально в корне изменил систему преподавания литературы, прежде всего в начальной школе, да и в школе в целом. Я считаю, что были допущены серьезные просчеты. Ведь единственная задача уроков литературы в школе – заразить детей любовью к тексту. Это могут быть любые произведения, совершенно необязательно относящиеся к высочайшей классике. Эти тексты должны быть понятными для ребенка, отвечающими на его вопросы, пробуждающими в нем чувства к животным, маме, папе, к тому, что волнует по-настоящему самого ребенка. Если это произойдет, то станет в самом лучшем смысле прививкой к чтению.

Самый большой подарок, который взрослый может сделать ребенку, – дать то, что ему всю жизнь будет приносить счастье. К сожалению, подавляющее большинство людей лишены самого представления о том, как легко себя осчастливить, просто оставшись один на один с потрясающим текстом, который является твоим главным собеседником в любые моменты жизни и отвечает на все самые трудные вопросы. В литературе есть всё. Какая бы ситуация в твоей жизни ни возникла и как бы тяжело и мучительно ты ни искал ответ в жизни, в окружающих, ты всегда его найдешь в литературе. Но нужна очень хорошая подсказка, нужна навигация, которая помогает это сделать. Тогда сразу потянется вся цепочка.

Что греха таить, мы все прекрасно понимаем, что интеллектуальное чтение – это удел небольшого процента людей по всему миру, не только в России. Настоящий вкус к высокой, замечательной литературе – удел немногих. Стремиться расширять аудиторию таких читателей – это та задача, которая достойна называться глобальной.


Надежда Ивановна Михайлова

Вообще я никогда не обсуждаю книги, которые читаю в данный момент. Я считаю, что, называя книгу или публично рассуждая о ней, ты тем самым выставляешь свое личное внутреннее состояние на всеобщее обозрение. Но сегодня изменю своей традиции, так как не могу не сказать о книге, которую читаю. Это удивительная книга Гузель Яхиной «Зулейха открывает глаза». Я ее еще не дочитала, но книга потрясающая… Я выбираю любую свободную минуту, чтобы еще чуть-чуть продвинуться и почитать дальше.

Надежда Ивановна Михайлова


Владимир Толстой

Я очень много читаю, и Гузель Яхину открыл больше года назад, как только она появилась. Сегодня и в мире, и у нас в стране есть авторы, которые пишут, очевидно, не ради гонораров и известности, хотя не чураются ни того ни другого (это совершенно нормально). Они пишут потому, что им что-то открылось, и они считают необходимым этим поделиться. Просто нужно этих людей находить как в национальной литературе, так и в мировой. Премиальный процесс той же «Ясной Поляны» ровно на это направлен. Не случайно Гузель стала победительницей не только «Ясной Поляны», но и «Большой книги». Перед этим победителем стал Евгений Водолазкин, чей новый роман я тоже жду с большим нетерпением, и он должен вот-вот появиться. Потрясающую, на мой взгляд, глубокую философскую книжку написал Алексей Варламов – «Мысленный волк»…

Сейчас читаю зарубежную литературу. Интереснее всего национальные авторы, получившие хорошее образование, но сохранившие еще в первом поколении национальные черты. Такие, как замечательная молодая нигерийская писательница Адичи, написавшая «Половину желтого солнца» – роман о событиях в Нигерии в 1950-е годы. Потрясающий роман афганского писателя Халеда Хоссейни о событиях в Афганистане «И эхо летит по горам». Отмечу также произведения «Моя рыба будет жить» Рута Озеки, прошлогоднего победителя премии «Ясная Поляна», «Сын» американца Филиппа Майера, «Детство Иисуса» южноафриканского писателя, нобелевского лауреата Джона Кутзее, яростный роман «Сфера» американского писателя Дэйва Эггерса. Это предостережение всему миру о том, как поглощает нашу личную жизнь интернет, как мы теряем свою индивидуальность и самобытность, потому что все это становится достоянием всех. На самом деле я могу перечислять еще очень и очень долго…

Владимир Ильич Толстой



Владимир Толстой, Светлана Зорина, Надежда Михайлова


Партнер рубрики:


© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», № 3 (135), апрель, 2016



Еще новости / Назад к новостям