Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

04.07.2015

Трудные вопросы школьной истории

Татьяна Ларина
коммерческий директор компании «Амиталь»

Татьяна Емельянова
директор по маркетингу издательства «Дрофа»

Вопреки валютному кризису, инфляции и прочим неблагоприятным макроэкономическим обстоятельствам, реформирование общеобразовательной школы продолжается. К сокращению перечня и обязательности электронных версий учебников добавилась особая экспертиза «трудных вопросов» истории, а в перспективе – и аналогичная единая концепция по литературе. И всё это – на фоне роста стоимости бумаги и полиграфии, точечного расчета тиражей и дополнительных усилий по разъяснительно-методической работе с 1,5 млн учителей России.

Рынок учебной литературы для школ действительно особый. Здесь свои законы, сезонные графики, логистика и профессиональные навыки, которым не учат в вузе. Только опыт и многолетняя практика. И сегодня в виртуальной студии «КИ» правила и трудные вопросы «школьного» книжного рынка обсуждают Татьяна Ларина, коммерческий директор компании «Амиталь», и Татьяна Емельянова, директор по маркетингу издательства «Дрофа».

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».

– В 2014 году «Дрофа» вошла в состав крупного издательского объединения. Отразилось ли это слияние на каталоге и перспективных планах издательства? Каковы сейчас базовые ориентиры «Дрофы» на учебном рынке?

– Татьяна Емельянова: Вхождение «Дрофы» в крупнейший издательский холдинг «АСТ-Эксмо» позволяет строить достаточно амбициозные планы. Во-первых, мы работаем над созданием принципиально новых УМК, основанных на анализе потребительских предпочтений и позволяющих максимально полно реализовать авторский потенциал для наилучшего образовательного результата. Мы также развиваем и уже существующие учебно-методические линии в части расширения шлейфа, выпуска дополнительных учебно-методических пособий, что позволит лучше адаптировать наши учебники к образовательному процессу. Во-вторых, мы усиливаем сервисную методическую поддержку по продвижению наших продуктов на местах. И здесь нам помогает опыт «АСТ-Эксмо», благодаря которому мы используем те инструменты, которые ранее на учебном рынке не применялись, и, конечно, расширяем очную и дистанционную поддержку клиентов.

Что касается внутренних интеграционных процессов, то они идут очень быстрыми темпами. За прошедший год прошло объединение обслуживающих функций, логистики, склада, производства. Сотрудникам приходилось привыкать к большому числу нововведений и помимо основной деятельности вести новые проекты. Было достаточно тяжело, но сейчас я вижу, как хорошо работающий холдинг дает синергию в части работы «Дрофы». Мы используем различные аналитические инструменты холдинга, программное обеспечение для создания баз данных и обеспечения онлайн-поддержки учителей и методистов.

– Собирается ли «Дрофа» серьезно заниматься проектами для начальной школы?

– Т. Е.: У «Дрофы» уже есть востребованная линейка для начальной школы – УМК «Ритм», и пока мы не планируем ее закрывать. А кроме того, в нашем холдинге у издательства «Астрель» есть прекрасный комплект «Планета знаний», также ориентированный на начальную школу. Если говорить о наших новых проектах, то это в первую очередь УМК по истории России – результат работы сильного авторского коллектива, в который вошли как известные ученые-профессора И. Л. Андреев, О. В. Волобуев, Л. М. Ляшенко, так и методисты и учителя московских школ.

– Татьяна Ларина: Положительные заключения получили новые учебники по истории от трех издательств. И два из них – «Просвещение» и «Русское слово» – уже провели вебинары в Воронежской области по продвижению этих учебников, а «Дрофа» этого не сделала, хотя и прислала нам наиболее полное и понятное разъяснительное письмо. Но без методической поддержки даже хороший продукт выбирать не будут.

– Т. Е.: Для поддержки нашего нового УМК по истории у нас запланирована масштабная маркетинговая кампания. И здесь мы также надеемся на сотрудничество с нашими книготорговыми
партнерами, дистрибуторами, которые позволят нам расширить эту поддержку на местах.

– Такая крупная книготорговая компания, как «Амиталь», не может не реагировать на действия регулятора в сфере учебной литературы для школ. Какие проблемы во взаимоотношениях с поставщиками появились в 2014–2015 годах, проще или сложнее стало работать?

– Т. Л.: Учебный рынок – это отдельная, специфическая ни­ша книжного рынка. Здесь другие способы и методы продвижения продукта. Этот рынок требует от книготорговца особых компетенций.

За годы развития современного книжного бизнеса сформировался ряд компаний в различных регионах России, которые специализируются на работе с учебной литературой. В результате многолетней и, я бы сказала, селекционной работы определился круг региональных книготорговых структур, имеющих и возможность, и желание заниматься не только реализацией, но и продвижением издательского продукта. Эти книготорговые компании в тесной связи с учебными издательствами в течение всего года формируют спрос на учебном рынке. Поэтому, конечно, любые изменения в Федеральном перечне, любые нововведения сказываются на нашей работе. Это касается и товарных остатков, и информационно-разъяснительной работы.

В 2014 году Федеральный перечень вышел в мае месяце, в этом году изменения в нем утверждены 15 июня. В таких условиях органы управления образованием, общеобразовательные учреждения находятся между двух огней: необходимостью освоить бюджетные деньги и непониманием, что на них можно приобрести, чтобы не нарушить закон. В этой ситуации разъяснительная работа издательств и книготорговых структур является определяющей.

Так, в 2014 году мы, предполагая значительное сокращение Федерального перечня, рекомендовали ОУ не выходить на торги до его появления. В 2015 году мы этого не делали, ожидая, что все основные, оставшиеся в ФП издательства электронную версию учебника создадут и так сильно, как в 2014 году, он сокращен не будет. Соответственно, работа по сбору заказов велась уже с февраля 2015 года, что позволило сделать ее более планомерной. В 2014 году основная нагрузка по комплектованию школ легла на июль–август, оплачивать заказы они начали в августе–октябре и достаточно непросто было выполнить книготорговцам свои финансовые обязательства перед учебными издательствами в первой половине года. В 2015 году, думаем, так остро эта проблема стоять не будет.

В компании «Амиталь» доля поставок на бюджетные средства составляет 11–17 % оборота, продажи учебной литературы через все каналы сбыта – 26–32 %.

В 2015 году мы рекомендовали школам в первом полугодии не включать учебники истории России в заказы, так как принимался новый историко-культурный стандарт и только в мае появилась информация о новых учебниках, об их цене. Сейчас мы объединяем информацию от всех трех издательств по прошедшим экспертизу учебникам истории, прикладываем информационные письма к перечню с ценами и рассылаем по всем нашим контрагентам – это около 2000 школ. Теперь они могут выбрать, что заказать. И на этом этапе необходима очень активная работа методических служб.

– Т. Е.: Да, мы это понимаем, особенно учитывая тот факт, что наш УМК по отечественной истории является принципиально новым продуктом на рынке. У нас есть материалы, разъясняющие преимущества нашего комплекта, рекомендации для пользователей электронной формы. Кроме того, у «Дрофы» в Федеральном перечне остался учебник «Россия в мире» для 10–11 класса, который позволит нам безболезненно перейти на единый историко-культурный стандарт.

– Т. Л.: Да, у «Дрофы» хорошо подготовленный продукт, известные авторы, но УМК по истории от издательств «Русское слово» и «Просвещение» были более широко представлены в школах. Поэтому «Дрофе» необходимо показать плюсы своего проекта. И так как в этом году многие школы будут учиться еще по старым учебникам истории (закон это позволяет), то это время надо использовать для проявления повышенной активности по продвижению. Основной массив перехода на новые учебники истории произойдет только в следующем году.

– Т. Е.: Мы это прекрасно понимаем, у нас запланирована масштабная поддержка. Мы рассчитываем на долгосрочный период, как минимум на 1,5 года.

– Каков Ваш прогноз по школьной кампании этого года?

– Т. Е.: У «Дрофы» – на данный момент высокое выполнение текущего плана, большинство ожидаемых нами заказов из регионов получены. И сейчас мы готовимся к продаже дополнительных пособий, ключевых компонентов к нашим УМК. Мы регулярно анализируем весь контент, существующий на рынке, мониторим новинки других издательств, сравниваем «длину» и структуру шлейфа. Стараемся, чтобы все наши комплекты имели необходимый объем шлейфа и, главное, – в сезон.

– Т. Л.: Действительно, «Дрофа», в отличие от многих, хорошо следит за шлейфовым сопровождением, оно разностороннее и разнообразное. У региональных книготорговцев этот сегмент занимает большую долю в продажах. По итогам 2014 года 8 % товарооборота нашей компании составила продажа учебников, 18 % – шлейфа. В год через розницу мы продаем больше 1 млн экземпляров шлейфа. Это достаточно серьезный рынок.

– Какой Вы видите идеальную модель взаимодействия издателя и книготорговой компании в сегодняшних условиях «школьного» книжного рынка?

– Т. Е.: Такие торговые компании, как «Амиталь», которые занимаются не только логистикой, но и обслуживанием розничных каналов, продвижением, для нас приоритетны в качестве партнеров. Ведь рост продаж шлейфа – это одно из важнейших направлений работы «Дрофы», и сейчас мы предоставляем рекламно-информационные и методические материалы для оформления точек продаж. Наши методисты готовы выезжать на места и проводить мероприятия с сотрудниками книготорговых компаний. В будущем мы будем расширять сотрудничество с торговыми парт­нерами в части трейд-маркетинговой поддержки наших пособий в рознице. Это не только вопросы выкладки в магазинах, но и поиск дополнительных точек взаимодействия с целевой аудиторией – прежде всего родительских комитетов. Мы собираемся над этим работать, так как считаем, что без этого будет тяжело конкурировать. Сейчас мы проводим детальный анализ продаж шлейфа. Ведь иногда наши дополнительные пособия продаются даже в большем количестве, чем учебники, что говорит об использовании наших продуктов в рамках других УМК. Но бывает и обратная ситуация, когда шлейфовых пособий продается меньше. А значит, необходима маркетинговая, мерчендайзинговая поддержка, доведение информации о широте нашего предложения до потребителя.

Только когда ты разделяешь интересы работников образовательной среды, они отвечают тебе доверием и размещают заказы в твоей компании

– Т. Л.: Идеальных вариантов, наверное, не бывает. Все модели взаимоотношений на учебном рынке должны гибко подстраиваться под региональные особенности. Что касается розничного канала, то, на мой взгляд, нельзя делать ставку на то, что трейд-маркетинговые акции в рознице могут сыграть большую роль в продажах. Если учитель рекомендует купить определенное пособие к учебнику, то именно это пособие родители и будут покупать. Никакая выкладка не поможет, если в зоне влияния магазина не учатся по этому УМК. Все подобные нам книготорговые компании имеют в своем штате информационно-методические центры. Это затратная вещь, нам центр обходится ежегодно в 4 млн рублей, но именно этот канал продвижения наиболее эффективен на учебном рынке. Ведь с образовательной средой невозможно работать, если ты не говоришь с ними на одном языке, не оказываешь помощь во всех их мероприятиях: конкурсах, конференциях, олимпиадах и т.д. Только когда ты разделяешь интересы работников образовательной среды, они отвечают тебе доверием и размещают заказы в твоей компании. Мы сотрудничаем с профсоюзом работников образования, являемся членом российской школьной библиотечной ассоциации. Просто наполнение полок книжных магазинов учебной литературой малоэффективно, если этот магазин не является местом постоянной работы с учителями и школьниками.

– Т. Е.: Мы недавно проводили опрос среди учителей по источникам получения информации о новых УМК, дополнительных пособиях. Оказалось, что хотя чаще они узнают о новинках и предложениях от институтов повышения квалификации или самих издательств, но очень многие учителя получают эту информацию непосредственно у полки в розничных магазинах, оценивая полноту комплекта, наличие рабочих тетрадей и пр. Так что получение информации и выбор пособия часто происходят в розничных магазинах.

– Т. Л.: Конечно, продавцы-консультанты должны хорошо
разбираться в содержании того, что продают, что включает в себя тот или другой УМК; важна и лояльность потребителя. Например, мы идем на возврат и обмен учебной литературы, хотя книжная продукция по закону не подлежит возврату. Мы принимаем обратно и у школ, и у розничных покупателей, поддерживая лояльность потребителя к бренду «Амиталь». При этом в год мы списываем в убыток на 1,5 млн рублей учебников устаревших годов издания.

Еще раз хочу подчеркнуть, что не все книготорговые структуры ставят перед собой задачи грамотно работать с учебной литературой, не все работают с ней круглогодично. И от издательств мы бы хотели в первую очередь преференций тем, кто умеет это делать, кто может помогать формировать спрос. Сейчас много обсуждается тема книготоргового рейтинга. На учебном рынке это актуально как нигде.

Очень важной для учебного рынка является и возможность «заморозки» издателем цен на определенный период, например на полгода. Ведь технология заказа – длительный процесс. Если говорить об идеальной картине, то всё должно происходить примерно так: в декабре появляется утвержденный федеральный перечень учебников, в январе школа уточняет сумму бюджетного финансирования, и к этому времени ей должен быть предоставлен Федеральный перечень с ценами. Общеобразовательные учреждения соотносят деньги с потребностью и формируют заказ в течение одного месяца. Но реальные деньги им выделяют в основном во втором-третьем кварталах, и, если цены поменялись, им, а затем и нам приходится корректировать свои заказы.

Изменения 2014–2015 годов привели к тому, что многие издательства полностью отменили возвраты, и вся нагрузка по неликвиду легла на плечи книготорговца.

В этом году издательствами была практически отменена печать на склад, товар отдается только по предварительно (за 2 месяца) размещенному заказу, что создает дефицит на рынке и осложняет работу.

На данный момент все заказы «Дрофы» и по коммерческому, и по бюджетному каналу полностью обеспечены тиражами.

– Т. Е.: Я расскажу о том, как мы планируем тиражи. Сначала мы считаем потенциальный спрос на учебники, основываясь на ретроспективе продаж и анализе бюджетных заказов не только по нашим продуктам, но и по продуктам конкурентов, для понимания доли рынка «Дрофы». Далее мы учитываем этап внедрения ФГОС, и в этом году предполагается переход на новые стандарты в основной школе с приоритетной нагрузкой на 5 класс. И только после оценки потенциального спроса мы переходим к планированию тиражей. 70 % от потребности мы печатаем и храним на складе в качестве готового стока, а далее уже на основе заказов печатаем дополнительные тиражи или корректируем вторые тиражи. Это сложный процесс, он был у нас немного перестроен на основе понимания рынка каждого региона, бюджета. Сейчас наши прогнозы оправдываются по большинству позиций. На данный момент все заказы и по коммерческому, и по бюджетному каналу полностью обеспечены тиражами. Мы к сезону подошли очень ответственно, сотрудники финансово мотивированы на показатели качественного планирования продукции.

– Т. Л.: Я могу это подтвердить, в этом плане к «Дрофе» меньше всего претензий.

– Как взаимодействуют издательство и книжный магазин в процессе бюджетных закупок? Партнеры они или конкуренты?

– Т. Л.: В разных регионах по‑разному. Если говорить о нашей компании, то мы партнеры. Бюджет никогда не был основной сферой наших интересов, тем более что бюджетные деньги в нашем регионе стали выделяться только три года назад, а мы работаем со школами с 2000 года. Основным местом приложения силы является школа, доверительные долговременные отношения в достаточно консервативной клиентской среде. При этом мы стараемся четко соответствовать ожиданиям издательства. Мы предоставляем комплексную услугу как школам, так и издательствам учебной литературы. В среднесрочной перспективе этот подход себя оправдывает. Пока деньги находятся на уровне муниципальных образований, общеобразовательных учреждений, издательские холдинги будут работать в тесном контакте с книготорговыми организациями. Если повсеместно произойдет централизация денег и, соответственно, заказа на областном уровне, книготорговцам останутся только логистические функции и, может быть, продажа шлейфа. Так уже произошло в ряде регионов.

– Т. Е.: Существует две формы закупки учебной литературы. Во-первых, это может быть централизованный заказ, когда бюджетные средства распределяются на уровне департаментов образования или региональных министерств и закупка идет на весь регион. И, во‑вторых, возможен так называемый «рассыпанный» заказ, когда сами учебные заведения выступают заказчиками литературы. В любом из этих вариантов книги могут закупаться напрямую у издательств или у дистрибьютора, но при этом заказчик заранее знает, что и у кого будет закупать. Поэтому здесь вряд ли стоит говорить о конкуренции. Единственное пространство конкуренции – это аукционы, в которых участвуют издательства и дистрибьюторы.

– Т. Л.: Если у школы блок одного издательства в заказе составляет 80–90 %, то ей выгоднее заключить прямой договор с издательством. Если же в заказе представлена литература широкого спектра издательств, то школе работать с издательствами напрямую невыгодно: получается слишком много договоров, – и в этом случае поставщиком выступает дистрибьютор, который может весь этот комплекс обеспечить одним договором. А в какой форме будут проведены закупки (аукционы, котировки или счета) – решает школа. Главное, чтобы в рамках реализации программы модернизации системы образования ОУ могли получить качественные учебники, методическую помощь в работе и высокий уровень сервиса. Обеспечить все это могут региональные книготорговые организации.

– Т. Е.: Здесь, как правило, конкуренции нет, ведь образовательное учреждение или регион сами выбирают, какую форму закупки использовать: будет ли заказ централизованный или на уровне муниципалитетов.

– Жизнеспособна ли, на Ваш взгляд, идея возврата к унификации содержания предметных линий (истории, литературы), и чем это «грозит» рынку?

– Т. Е.: Вопрос достаточно сложный. В образовательной среде нет единого мнения. Что касается историко-культурного стандарта, то его принятие стало компромиссом между существующим ФГОС и концепцией единого учебника. Наверное, можно оценить его положительно, хотя я не берусь давать экспертную оценку; скажу лишь, что наш учебник по истории Андреева-Волобуева полностью соответствует данному стандарту, прошел все этапы необходимой экспертизы и получил место в Федеральном перечне. На мой взгляд, положительным моментом в едином стандарте стало определение общих требований к содержанию рабочих программ и учебников в части патриотического и духовно-нравственного воспитания. Причем к полной унификации это не привело. В каждом УМК сохранились авторская концепция, идеи по структуре, оформлению материала, методологическому аппарату. И это хорошо, потому что у школ есть выбор. А как мама я хотела бы, чтобы моему ребенку в школе прививали единые духовно-нравственные ценности.

– Т. Л.: Я не являюсь экспертом в этом вопросе, поэтому не могу судить о верности принятого решения. На мой непрофессиональный взгляд, если историко-культурный стандарт хоть как‑то оправдан, то единые учебники по литературе, русскому языку и математике весьма сомнительны. Я в любом случае за вариативность в образовании. Нельзя снижать творческий потенциал учителя, у него должна быть возможность выбора.

– Многих беспокоит введение электронного формата учебника, которое скажется и на издательском портфеле, и на партнерских взаимоотношениях с книготорговыми организациями. Видит ли себя «Амиталь» в цепочке реализации электронного продукта?

– Т. Л.: Мы пока выжидаем. Электронный учебник как замена бумажному формату не введен ни в одной стране мира.

Я убеждена, что обучение необходимо начинать с бумажных пособий, потому что научить читать и приучить читать – это разные вещи. Клиповость работы с любым гаджетом не дает необходимых навыков для того, чтобы ребенок полюбил чтение. А мы все же, я надеюсь, стремимся воспроизвести как вид Homo legens (человека читающего).

Электронный учебник надо вводить как параллельный бумажному варианту в средних и старших классах. Перспектив развития электронного учебника с точки зрения торговли мы не видим. Наша роль как дистрибьютора при продаже ключей доступа на сайте – мера временная, скоро в этом не будет необходимости.

– Т. Е.: Здесь я с Вами не соглашусь. Если мы посмотрим на смежные бизнесы по дистрибуции софта, то увидим, что торговое звено хорошо себя чувствует. Да, логистическая составляющая исчезнет, но останется самое главное – рассказ об этом продукте, оценка его востребованности потребителем. Мы и сейчас очень ценим партнеров, которые оказываются ближе к нашему потребителю, имеют сервисную составляющую. Ведь они позволяют генерировать спрос на нашу продукцию, и дистрибуция лицензий на ЭФУ невозможна без сервисно-методической поддержки как со стороны издательства, так и со стороны партнера.

– Т. Л.: Возможно, в течение этого учебного года мы яснее поймем свои задачи и возможности в этой сфере, но на сегодняшний день продажи электронных учебников мизерные. Часто издательство предлагает бесплатный доступ.

– Т. Е.: Мы тоже предлагаем каждому учебному заведению, закупившему бумажные учебники, получить электронную форму бесплатно. Это временная акция на этапе внедрения продукта. Мы считаем, что создали один из лучших электронных продуктов на рынке, и очень хотим, чтобы максимальное количество участников образовательной среды с ним ознакомилось, начало по нему работать. Я согласна, что электронный учебник не должен заменять бумажный, а должен использоваться как дополнение с новыми возможностями, способствующее улучшению качества образовательного процесса, вовлечению ученика.

– Как идет апробация новых электронных форматов «Дрофы»? Есть ли уже сейчас мнения учителей, родителей, школьников?

– Т. Е.: Мы недавно запустили апробацию наших электронных версий учебников, чтобы получить профессиональное мнение учителей. За неделю на сайте зарегистрировалось 1300 участников, которые постепенно скачивают наши учебники. Мы запустили систему персонализированной обратной связи, когда каждый участник может обратиться к нам в издательство – в специальное подразделение, которое обеспечит качественную методическую поддержку. Интерес в учительской среде к этому громадный, и первые отзывы очень положительные. Мы накапливаем статистику, по результатам которой и будут сделаны конкретные выводы. Негатив в основном связан с высокими системными требованиями продукта. Но работа в этом направлении идет, и, надеюсь, к августу эти требования будут понижены, хотя они и связаны с системой защиты от нелегального распространения. Самое главное – это удобство пользования.

– Станет ли электронный учебник частью российского школьного образования в ближайшие 3–5 лет? И каким будет размер этой «части», скажем, в 2020 году?

– Т. Е.: Мы считаем, что эта часть составит 10–15 % рынка бумажных учебников в денежном выражении. Хотя в нынешней экономической ситуации тяжело делать прогнозы. С одной стороны, в школах сильно разнится материально-техническая база, ИКТ-компетенции сотрудников и т.д., но с другой – велик спрос среди детей, которые пользуются гаджетами, так что процесс будет идти, хотя и не быстро.

– Как Вы оцениваете динамику цен на школьном рынке в последние годы? И что можете посоветовать тем родителям, которые не в состоянии оплатить комплекты прописей, рабочих тетрадей и атласов для своих чад?

– Т. Л.: Цены выросли на треть только в 2015 году, а с учетом 2014‑го рост выглядит гораздо значительнее. Издательства делали это вынужденно: из‑за девальвации рубля, кризисных явлений, повышения цен на бумагу и т.д. Подорожание учебников не воспринимается как что‑то катастрофичное. Все в стране дорожает. Тем более что для родителей учебники, выдаваемые в школе, являются бесплатными, а шлейф подорожал гораздо меньше: за два года – на 15–30 %. В данном случае издатель назначает цену с учетом возможного снижения покупательской способности. Ведь если от учебника отказаться нельзя, то от каких‑то тетрадей – можно.

– Т. Е.: У меня есть данные официальной статистики относительно цен. Средний рост цен на учебники и дидактический материал, по данным Росстата, в последние годы держался на уровне 8–10 %, что соответствует среднему уровню инфляции в стране. Что касается цен на шлейф, здесь жесткая конкуренция, действуют законы рынка и мы не можем повышать цены значительнее наших конкурентов.

– Т. Л.: Более того, если издательство собирается повышать цены, то оно должно сообщить об этом книготорговцам хотя бы за две недели, идеально – за месяц. Потому что мы должны поторопить школы с заказами по старым ценам или предоставить им новые прайсы. Нельзя сообщать о повышении цен через неделю после получения накладных.

– Т. Е.: Я согласна, что предупреждать надо заранее. У нас в издательстве действует для бюджетных заказчиков политика сохранения цен на момент поступления заказа.

– Т. Л.: И это работает. Но вы сохраняете цены только для тех, кто уже сделал заказ, а часть школ еще «думает», и именно для их предупреждения нужен дополнительный промежуток времени. Ведь, гарантируя им цены, мы вынуждены осуществлять поставки в убыток в случае не объявленного заранее роста цен издателя. Хотелось бы также, чтобы кризис не сказывался на качестве продукции. Уже есть случаи, когда учебники выпускаются в мягкой обложке.

– Т. Е.: У нас жесткие требования. Несмотря на рост цен на бумагу (+35 %) и на полиграфуслуги (+20 %), «Дрофа» не изменила ни один материал, который используется в учебниках, а наши цены выросли гораздо меньше, чем составляющие себестоимости. Мы стремимся к повышению эффективности бизнес-процессов, что позволит нам вывести маржинальность на нужный уровень.


Я много читаю как в бумажном, так и в электронном формате, слежу за новинками. Недавно открыла для себя армянскую писательницу Наринэ Абгарян. Ее книга «С неба упали три яблока» – по-настоящему пронзительная проза… Всегда удивительно, когда после столького прочитанного появляются новые произведения, которые тебя поражают.

Татьяна Ларина


Из недавнего мне вспомнилась книга «Думай медленно, решай быстро» Дэниела Канемана, прочитанная мной по рекомендации О.Е. Новикова, и уникальная книга «Эстер Эрл: Эта звезда никогда не погаснет» о девочке-подростке, которой Джон Грин посвятил свой первый мировой бестселлер «Виноваты звезды». Это реальная трогающая за душу история.

Татьяна Емельянова




Татьяна Ларина, Светлана Зорина, Татьяна Емельянова



Партнер рубрики:

© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», 6 (128), июль-август, 2015


Еще новости / Назад к новостям