Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

05.06.2015

Книжное краеведение: нестоличные истории

Сергей Симаков
генеральный директор издательства «Баско»

Светлана Платова
руководитель департамента книжной продукции ТД «Книжный Барс»

Возможно, только сейчас, с возрождением национального самосознания, приходит понимание того, что и книжное дело России разнообразно и вполне себе дееспособно на всем пространстве нашей многонациональной Родины. Идея центризма изживает себя. И это особенно остро ощущается не в цифрах статистики, а в общении с людьми, профессионалами, которые издают замечательные книги о своем крае, удовлетворяют читательские запросы горожан, проводят массу мероприятий и воспитывают детей в любви к книге и чтению.

Какими видят свою роль и задачи, как позиционируют себя в городском пространстве издатели и книготорговцы? Как оценивают книжную инфраструктуру своего города и книжные потребности читателей? Обо всем этом и многом другом – в сегодняшнем диалоге наших экспертов: Светланы Александровны Платовой, руководителя департамента книжной продукции ТД «Книжный Барс», и Сергея Павловича Симакова, генерального директора издательства «Баско».

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».

– Сегодня книжная отрасль России – это прежде всего люди, отдавшие книге не один десяток лет, специалисты с большим опытом, которые не мыслят себя вне книжной отрасли. Давайте начнем наш диалог с профессиональных историй…

– Сергей Симаков: В издательский бизнес я пришел в 1992 году, будучи специалистом по атомным станциям и установкам. Уже работая в издательстве «Баско», я закончил Школу издательского бизнеса в США, Школу бизнеса в Бельгии, Академию управления в Москве.

Издательство «Баско» было организовано в 1991 году. Согласно словарю В. Даля «баско» означает «здорово, великолепно», и вот уже 24 года мы пытаемся этому слову соответствовать. Наши приоритеты сосредоточены в поле качества книг. В 2005 году мы запустили электронный формат, а в 2011‑м пришли к идее электронных библиотек. Первой была создана Уральская электронно-историческая библиотека, которая содержала около 300 книг, объединенных в 14 серий. Далее последовали Библиотека тюменского писателя, насчитывающая 200 книг, и Губернаторская библиотека Ямала – 500 книг. В 2012 году мы создали собственное оборудование для перевода книг в электронный формат. Это уникальный опыт для российских компаний. А 18 декабря 2014 года совместно с Университетом печати открыли лабораторию по созданию цифрового контента.

На сегодняшний день «Баско» является одним из лучших региональных издательств. Говорю об этом со всей ответственностью как доцент кафедры издательского дела и редактирования Тюменского университета. Мы работаем на территории Свердловской и Тюменской областей, Ямало-Ненецкого и Ханты-Мансийского автономных округов. Таким образом, наша читательская аудитория – это около 10 млн человек с разным уровнем дохода.

– Светлана Платова: Мой стаж в отрасли насчитывает уже более 30 лет. Я начинала как библиотекарь. Затем – Облкниготорг и библиотечный коллектор, где я была главным библиографом и директором, и только потом, 12 лет назад, мне было предложено организовать супермаркет «Книжный Барс». На сегодняшний день это локальная сеть, расположенная в Рязани и состоящая из четырех книжных магазинов, последний из которых мы открыли совсем недавно, в декабре 2014 года. Общая торговая площадь сети насчитывает 2400 кв. м, самый большой магазин – 1500 кв. м.

– В РФ существует более 660 региональных книжных издательств. Они выпускают достойные книги, которые становятся лауреатами престижных конкурсов. Но мы зачастую не видим их на прилавках магазинов. Можно сказать, это редчайшая, штучная продукция. Каков путь региональной книги до читателя?

– С. С.: Очень сложно нарисовать собирательный портрет регионального издателя. Я выделяю несколько типов. Книги, которые выпускают издатели первого типа, вы не найдете в продаже ни в книжных, ни в интернет-магазинах; таким издателям не интересно комплектование библиотек, мало знают они о создании Национальной электронной библиотеки, об обязательном экземпляре и о Книжной палате России. К ним относятся издатели-одиночки, работающие «под заказ». Многие из них выпускают менее 12 книг в год, приглашая редактора, верстальщика только под конкретный проект. Зачастую «издателями» становятся типографии. Часть таких книг выпускают различные государственные и муниципальные издательства, обслуживающие интересы власти. Ко второму типу относится вузовское книгоиздание, имеющее большое количество наименований, но малые тиражи и не имеющее потенциала коммерциализации. Третий тип – региональные издатели, занимающие определенную нишу в российском книгоиздании и работающие на широкий общероссийский рынок. Ну и четвертый тип – это средние издательства, подобные «Баско», которые выпускают 50–60 книг в год и имеют бухгалтерию, отдел продаж, отдел информации и PR, благодаря чему их книги становятся доступны читателям в магазинах. Так, у нас в Екатеринбурге есть книжная сеть «Живое слово». Мы с ними в замечательных отношениях. Еще есть Дом книги (ООО КТК Дом книги), насчитывающий 8 магазинов. Я с ними знаком с 1992 года. В 2000‑е в Екатеринбурге появились два уникальных магазина под названием «100 000 книг» (ООО Уральская книжная экспедиция). Мы со всеми очень хорошо работаем, и наши книги всегда есть в продаже.

Но так как наш репертуар – это краеведческие книги об Урале уральских авторов, то в классических книжных магазинах других регионов наша литература не будет продаваться. У нас была попытка организации такого рода продаж. Мы издали серию книг про Сибирь, я приехал в «Библио-Глобус», мы договорились, но потом все как‑то сошло на нет. Книжным магазинам нужны продажи, и мы это отлично понимаем. У меня к книгораспространителям претензий нет. Для распространения по России мы хорошо представлены в «ЛитРесе», на OZON.ru, активно развиваем свой сайт как интернет-магазин. Мы надеемся, что структура Т8 поможет нам с печатью по требованию.

– Конечно, книги краеведческой тематики в первую очередь пользуются спросом в своем регионе. Но все же и в центральных столичных магазинах должны быть выставлены лучшие региональные проекты как достояние книжной культуры России.

– С. С.: То, что книжный магазин – это культурный центр, в регионах далеко не все понимают. К книге отношение как к элементу бизнеса, а не культуры.

– С. П.: В магазинах «Книжного Барса» представлено сейчас порядка 100 тыс. наименований, из них региональных книг о нашем городе и крае – 150–200. Это мизерная доля, менее 1 %, но фактически 200 книг в магазине – это не мало. Когда мы открывали сеть в 2003 году, краеведческих изданий почти не было. Мы даже сами за собственные деньги издавали путеводитель с исторической справкой о Рязани. Но сейчас местные издательства стали работать активнее.

– Насколько такие книги востребованы в регионе?

– С. П.: Краеведческие, познавательные книги о Рязанском крае всегда пользуются спросом. Такие книги мы охотно берем на реализацию. Некоторые из них ежемесячно попадают в топы продаж. Причем нужны книги разного ценового диапазона – от дешевых до подарочных. Художественная литература местных авторов продается хуже. Но и здесь есть темы, которые необходимы для постоянного присутствия в торговом зале: древнерусские повести (среди которых «Повесть о разорении Рязани Батыем», «Повесть о Петре и Февронии Муромских», «Авдотья Рязаночка» и др.). Все они актуальны не только для Рязанщины, но и для всей России. Евпатий Коловрат – это настоящий герой, пример верности Родине, мужества, истинного патриотизма, то, что нужно сегодня современным мальчишкам, чтобы они могли «делать жизнь с кого». Подобные темы есть в каждом регионе. Нужны талантливые авторы и книги, только тогда ориентиром для подрастающего поколения будет не Бэтмен или Человек-Паук, а свой, русский, российский герой.

– Каков сейчас средний тираж?

– С. С.: По данным Книжной палаты в 2014 году средний тираж российского издания составляет 4,5 тыс. экземпляров. Учитывая, что у нас в стране 2 тыс. книжных магазинов, задача издателя – продать в каждом из них по 2 книги. Или, скажем по‑другому, книгу при таком среднем тираже прочтет только 1 из 30 тыс. жителей России. С краеведческой литературой примерно та же картина. У нас в Екатеринбурге 10 точек продаж, в каждой из которых мы должны продать по 10 экземпляров, порядка 100 книг уйдет через библиотеки, а еще 100 пойдут в остатки. Таким вот образом получается тираж в 500–1500 экз. По Уральскому региону средний тираж составляет 800 экземпляров.

– То есть региональному книжному издательству нужно точечно и инициативно работать с местными книгораспространителями…

– С. П.: Поскольку единый информационный портал в нашей отрасли отсутствует, узнать о том, что выпустили региональные издательства, мы можем только от них самих. Издатели приходят к нам и предлагают книгу на продажу. На Рязанщине сейчас действуют 20–30 издательств, включая вузовские, причем только 5 из них работают как положено, то есть создают продукт и продвигают его. Остальные выпускают книги за счет средств авторов или спонсоров, поэтому дальнейшая их судьба издателям неизвестна. Кроме того, некоторые местные издания зачастую низкого качества, присутствуют ошибки в оформлении обложек и титульных листов, несоответствие ГОСТам, т.е. полная «отсебятина» и дилетантизм. Библиографов, корректоров во многих издательствах нет. И когда я с этим сталкиваюсь, мне очень обидно за нашу отрасль. Вообще работать с региональными издательствами сложнее, чем с ведущими. Договорные отношения выстраиваются с трудом, возврат порой вообще невозможно сделать, издатели не занимаются ротацией своих остатков. Часто автор лично выступает собственником тиража, и с каждым из таких поставщиков мы вынуждены заключать договор и вести индивидуальные расчеты. Это трудоемко. Конечно, нам хотелось бы работать с единым поставщиком, представляющим интересы всех рязанских авторов и издательств, но такой организации сегодня нет…

– Что мешает наладить эффективное взаимодействие книжных магазинов и издательств в регионах?

– С. С.: В Екатеринбурге я не знаю ни одного профессионала, получившего специальное образование в области издательского дела и редактирования. При этом технологии книготоргового ритейла сегодня принципиально изменились, и хотя определенные требования сформированы, но не донесены до издателей. Им очень сложно понять, как работает современный книжный магазин, и измениться в соответствии с новыми требованиями. Вот если бы мы смогли каким‑то образом консолидировать опыт, обменяться успешными кейсами и начать разговаривать с распространителями на одном языке... Но маленьким издательствам не до этого, они замкнуты на процессе создания книги. И таких издателей среди регионалов – большинство. Да, мы принимаем участие в книжных конкурсах не только для победы, но и для того, чтобы подсмотреть успешные идеи и реализовать их у себя. Но нужно системное общение для издателей. Нас не очень много, надо обучить примерно 500 человек в России. Тогда мы начнем говорить на одном языке, и региональное книгоиздание и книгораспространение как часть национальной культуры никогда не исчезнут.

– И как реализовать эту идею? Что для этого нужно сделать?

– С. С.: У нас есть федеральная целевая программа «Культура России». Один из ее пунктов подразумевает повышение квалификации сотрудников библиотек. Нам надо выйти с аналогичным предложением по повышению квалификации издательских и книготорговых работников, подготовить и выпустить методические рекомендации.

– С. П.: Предложить мы можем, но не будет ли это рассмотрено как нецелевое использование средств, ведь ни книготорговцы, ни издатели не являются субъектами Министерства культуры РФ?

– С. С.: В программе «Культура России» есть пункт поддержки книгоиздания.

– С. П.: Да, но не книгораспространения.

– С. С.: Агентство печати, получив бюджет, может сформировать соответствующую программу и организовать несколько площадок для повышения квалификации.

– С. П.: Роспечать не курирует наш функционал. Книгораспространение в России относится к Министерству экономического развития. К слову, в конце года я была награждена Почетной грамотой губернатора Рязанской области О. И. Ковалева за вклад «в развитие торговли и общественного питания», и благодарна за это Минэкономразвития и торговли Рязанской области, однако ни региональное Министерство культуры, ни Министерство печати не воспринимают книжные магазины как часть культурного пространства региона, потому что мы не входим в их сферу ответственности. И такая ситуация – в каждом регионе России.

Конечно, книжный магазин может помогать издательствам в правильном определении тематик, тиражей, оформлении обложек. Используйте наш опыт и знания, так как мы стоим «на передовой» читательского спроса. Библиотеки и книжные магазины ведут картотеку отказов, а там как раз те наименования, которые нужны сегодняшнему читателю-покупателю. Мы можем продать только то, что издано, но не можем продать то, чего нет на самом деле. Например, хотелось бы иметь книгу о рязанцах – Героях Советского Союза. Их, награжденных только во время ВОВ, насчитывалось 387 человек, а есть еще награжденные позже и Герои России. Это, кстати, самая большая цифра из всех регионов РФ! Но книги нет… Есть хорошая книга А. Агарева «Рязанская история в событиях и лицах», но она издана в подарочном варианте, а хотелось бы получить издание для школьников, дешевле и меньшего формата, и так далее.

– Действительно, обмен опытом между издателями и книготорговцами необходим. Как складывается взаимодействие кафедры Тюменского государственного университета и Московского университета печати? Возможна ли в рамках этого партнерства реализация квалификационных программ обучения?

– С. С.: Кафедра издательского дела в Тюменском госуниверситете очень активна в плане проведения мероприятий. В частности, она инициирует смотр лучших региональных изданий – Книгу года, привлекая к оценке книг студентов, дабы сформировать у них правильное понимание сути будущей профессии. Также наша кафедра взаимодействует с МГУП в плане создания электронных изданий. В Университете печати мы создали специальное подразделение, разработали собственное оборудование для сканирования и запатентовали его. Также запатентовали программу по обработке отсканированных текстов. Сегодня мы уже можем сканировать архивные дела толщиной до 1 м, а в этом году планируем запустить уникальную фотокамеру на 70 мегапикселей, которая сможет снимать любые произведения искусства. Это наши инновационные решения для издательского бизнеса. Ведь сегодняшнее издательство должно выпускать не только бумажные, но и электронные книги. Оборудование используется и для обучения студентов.

Когда мы начинали в 2005 году, процветало «пиратство» и писатели не хотели видеть свои тексты в электронном формате. Сейчас все изменилось. Мы видим, что наши технологии востребованы, и мы готовы делиться ими со всеми региональными издательствами. Это очень полезно и для создания Национальной электронной библиотеки. Для решения этих задач мы и объединились с Университетом печати.

– Год Литературы очень важен для книжной отрасли. Как Вы думаете, какие проекты могли бы реализовать в этот год региональные издательства и книжные магазины?

– С. П.: На самом деле еще в преддверии Года литературы нужно было собрать всех, кто имеет отношение к книге, и обсудить финансирование наиболее важных инициатив. Ведь в этот год мы должны реализовать проекты, результаты которых окажут длительное положительное воздействие на книжную отрасль. На мой взгляд, необходимо создать такие условия, чтобы по стране прекратили закрываться библиотеки, чтобы во всех районных центрах России открывались книжные магазины. Хотелось бы, чтобы в этом году было издано больше важных и нужных книг. Сегодня мы все работаем аниматорами для наших читателей – мы развлекаем, а должны учить и воспитывать, вовлекать в процесс чтения.

– С. С.: Для себя я принял решение, что 2015‑й станет годом необратимых изменений в нашем издательстве. Мы реализуем новый формат работы с уральскими писателями. В Тюменской области мы уже выбрали несколько авторов, которым предложим «пакетное решение»: издание 5–6 книг в едином серийном оформлении с последующим размещением на «ЛитРесе», OZON.ru и обязательно в Национальной электронной библиотеке. Эти книги получат и промоподдержку с нашей стороны – мы представим их на выставках и постараемся разместить в каталоге печати по требованию. Весь вопрос в том, насколько это нужно нашим писателям? Ведь так приятно чувствовать себя непонятым автором на Урале, и многие боятся стать открытыми для критики. Но я гарантирую, что мы сделаем 25 книг и представим их на федеральном уровне. Мы выпустим их за свой счет. Грантовой поддержки у нас нет. В нашем регионе власти могут профинансировать издание подарочной книги к определенному событию, но в продаже она не появится. Мы же стараемся работать как коммерческое издательство, реализуя свои проекты, в том числе и через книжные магазины. В этом году Министерство культуры Свердловской области объявило о целевой закупке для библиотек книг местных издательств. Таким образом они экономят, объединяя в одну статью и комплектование библиотек, и поддержку книгоиздания.

– С. П.: Книги, изданные в государственных издательствах, действительно не попадают в книжную торговлю, а идут напрямую в библиотеки.

– С. С.: Как я могу конкурировать с предприятием, которое находится на государственном финансировании? Сейчас собираются издать трехтомную энциклопедию к трехсотлетию Екатеринбурга. Но ведь у нас столько персоналий! Надо издать их труды, труды о них. У нас есть площади и улицы, есть события, даты, которые необходимо раскрыть. Издательство «Баско» предложило сделать электронную летопись Екатеринбурга. В данный момент эта инициатива обсуждается, и мы надеемся получить поддержку.

– С. П.: Вы могли бы обратиться в книготорговые компании с предложением оформить предзаказ.

– С. С.: Все упирается в деньги. Магазин отдаст деньги с отсрочкой, а они нужны уже сейчас, чтобы заплатить редактору, верстальщику, типографии. Получается, что всю цепочку финансирует издатель, берет на себя все риски. А когда курс рубля рухнул, капитал издательства сократился в два раза. Хорошо, что мы на рынке уже давно и у нас есть кредитное обеспечение. А если его нет?

– С. П.: Когда открывается новый магазин, книготорговец тоже берет кредиты, платит ежемесячно рыночную аренду, коммуналку и несет другие расходы, несмотря на уровень продаж. Это наш коммерческий риск. У издателя свой, у нас свой. Но хлопок идет от двух рук. Мы тесно связаны друг с другом и зависимы от деятельности друг друга. Нет хороших книг – нет продаж, нет магазинов – нет продаж! Интернет-магазины дополняют, но никогда не заменят полностью функции книжных офлайн-магазинов. Сегодня кредиты дороги, поэтому кризис коснется всех компаний, особенно мелких. Схлопывание издательств и книжных магазинов идет усиленными темпами. К концу года мы недосчитаемся многих.

– С. С.: Я посмотрел цифры по Уральскому округу за прошлый год. Количество выпущенных наименований сократилось на 19 %, суммарный тираж – на 33 %.

– Каков Ваш прогноз на этот год?

– С. С.: Лучше не прогнозировать, надо надеяться на чудо. Важно прожить год весело и сделать задел на будущее. Пусть это будет не самый успешный год, но мы его пройдем. Мы много что проходили.

– Поддержка книги и чтения – это прежде всего массовые мероприятия: фестивали, конкурсы. Насколько такие события нужны в регионах?

– С. П.: Да, такие мероприятия нужны. Фестиваль «Рязанская книга» – раньше он назывался «Издано в Рязани» – существует много лет. Он проводится раз в два года, состоится и в этом году. Организатором выступает Областная универсальная научная библиотека им. А. М. Горького, за что ей честь и хвала. Хотелось бы, чтобы Министерство печати Рязанской области в этом году приняло участие в организации фестиваля и в мероприятиях, проходящих в его рамках. Есть надежда, что «Рязанская книга» пройдет при более активном участии Министерства культуры Рязанской области. Кроме того, наша областная библиотека помимо этого фестиваля выступает инициатором акций «Библионочь», «Книгомания», «Читающий троллейбус» и пр. Мы по мере возможностей поддерживаем библиотеку, всегда участвуем в качестве спонсоров, предоставляем призы и подарки и т.п. Кроме того, у нас уже несколько лет реализуется совместный проект: мы размещаем социальные плакаты по популяризации книги и чтения на центральных остановках общественного транспорта Рязани. И жители города, узнав о «рекламируемой» таким образом книге, могут пойти прочитать ее в библиотеке или купить в наших магазинах. Мероприятий в год литературы подготовлено много; важно, чтобы от них остался длительный эффект: не только концерты и выставки, но изданные новые нужные книги, памятники писателям и литературным героям и т.п.

– С. С.: Мы в Екатеринбурге тоже очень плотно сотрудничаем с нашей Областной универсальной научной библиотекой им. В. Г. Белинского. Без ее поддержки мы не смогли бы сделать нашу первую электронную историческую библиотеку, а для большинства наших изданий сотрудники Белинки готовят библиографические описания. Именно библиотека им. В. Г. Белинского также проводит у нас Екатеринбургский книжный фестиваль, на который приглашаются в том числе столичные издательства. В 2015 году фестиваль состоится в восьмой раз. У нас очень тесные отношения с библиотекой. И если нас приглашают на какое‑то мероприятие, мы стараемся не отказывать, потому что понимаем, что только все вместе мы сможем сохранить книжную культуру и индустрию не только в регионе, но и в стране в целом.

– С. П.: Есть очень интересный факт. Когда мы были в Барселоне с АСКР, то узнали, что там существует замечательный праздник, по дате он совпадает с Международным днем книги и авторского права. В Каталонии всегда на протяжении долгих лет исторически в этот день мужчина дарил женщине цветок, а женщина мужчине – книгу. И продажи в этот день в книжных магазинах Каталонии вырастают в разы. Хотелось бы, чтобы у нас в России подобная традиция тоже зародилась. Лучшего подарка, чем книга, нет, тем более подобранного с любовью для своего мужчины.

– В преддверии книжной выставки на Красной площади хотелось бы узнать Ваши ожидания…

– С. П.: Мне известно лишь то, что эта выставка будет проводиться с 25 по 28 июня на Красной площади. По словам М. Сеславинского, это будет масштабное мероприятие с представлением всех регионов РФ, со свободным посещением без билетов и пропусков. Никакой другой информацией я не располагаю, хотя, не скрою, хотелось бы узнать подробности и условия участия для предприятий в этой выставке, тем более что есть очень достойные и интересные региональные книги…

– С. С.: Мы однозначно принимаем участие. Ведь у нас на Урале и в Сибири есть большое количество издателей, пока не представленных в Москве, которые делают пусть немного книг, но зато очень достойных. Мы планируем организовать консолидированный стенд «Книги Урала и Сибири». Это будет целая линейка изданий. Покажем продукцию типографии «Уральский рабочий», привезем своих писателей, обязательно сделаем деловую программу, покажем ролики о книгах. Как правило, на выставке региональные издательства не конкурируют друг с другом, и это позволяет нам обменяться опытом. Для этого на стенде МГУП им. И. Фёдорова в течение работы выставки мы поделимся своими наработками и переведем в электронный формат лучшие издания региональных издателей. В режиме онлайн будет создана электронная библиотека «Лучшие книги Урала и Сибири», которую на церемонии закрытия мы вручим организаторам фестиваля.

– И книжная торговля, и издательства – это представители среднего и малого бизнеса. И сейчас, когда Президентом и правительством сделан ряд программных заявлений о необходимости поддержки этого кластера предпринимателей, какие меры могли бы действительно поддержать региональных издателей и книжные магазины? Какие законодательные, нормативные инструменты позволили бы книжному предпринимательству в регионах развиваться?

– С. П.: В первую очередь это льготный НДС, в варианте 0 % – на детские и школьные книги и сниженный до 5 % – на всю остальную книжную продукцию. Необходимо снизить налог на прибыль, так как для малых и средних предпринимателей он достаточно высок. Еще мне бы хотелось напомнить о льготной арендной ставке и коммунальных платежах в советские времена. Сегодня же книжники не имеют никаких преференций со стороны государства и платят по высоким рыночным тарифам за все. Я считаю, что необходимо включить предприятия книжной торговли в перечень социально значимых объектов, а их деятельность отнести к социальному предпринимательству. Признание факта, что книга – это часть культуры, позволило бы нам успешнее продвигать чтение и размещать рекламу на льготных условиях. Но главное, корень всех наших неудач в это кризисное время – я имею в виду авторов, издателей, книготорговцев, библиотекарей, – в отсутствии единого координирующего центра. Вся книжная отрасль, весь наш функционал должны быть консолидированы в одном государственном департаменте.

– С. С.: Замечательно, если что‑то из этого произойдет. Но если нет, то для существования, развития отрасли мы, по крайней мере, должны научиться говорить на одном языке.


Читаю с 5 лет. Вся моя жизнь связана с чтением и Книгой. В разные периоды жизни любимыми были разные книги. Из последних прочитанных любопытен и неоднозначен «Щегол» Донны Тартт. Об этой книге хочется говорить, спорить. Очень понравился цикл «Мост через бездну» Паолы Волковой. Считаю, что каждый думающий человек в России должен прочитать ее книги. Открыла для себя астрелевский литературный альманах «Толстый», где собран своего рода дайджест талантливых рассказов современных авторов, – интересная вещица!

Светлана Платова


Я одновременно читаю сразу несколько книг. Мне очень нравится, как пишет наш тюменский автор и мой друг Сергей Козлов. По всему дому у меня разбросаны книги Евгения Гришковца, которые я могу читать с любой страницы, а на рабочем столе – переведенная на русский язык рукопись «Под обрушивающимся потолком» Горана Петровича. Эта книга стала событием в Югославии, и мы постараемся представить ее в рамках июньской выставки на Красной площади.

Сергей Симаков







Партнер рубрики:

© Опубликовано в журнале «Книжная индустрия», 5 (127), июнь, 2015


Еще новости / Назад к новостям