Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

02.09.2014

Сдержанный оптимизм и не только…

Владимир Викторович Григорьев
заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Владимир Викторович Григорьев
заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Проблем у российской книжной индустрии накопилось немало. Недавнее объединение компаний «АСТ – Эксмо» и «Дрофа» вызвало очередную волну обсуждений вопросов монополизации отрасли. Последние указы Украинской Рады также заставляют задуматься о будущем российской книги в этом государстве.

И сегодня о текущей ситуации в книжной отрасли, необходимых инфраструктурных инвестициях в ее развитие рассуждают главные действующие лица, руководители и лидеры отрасли: Владимир Викторович Григорьев, заместитель руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, и Олег Евгеньевич Новиков, генеральный директор издательств «АСТ» и «Эксмо».

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия». Вероятно, очень многие найдут ответы на свои вопросы, так что читайте внимательно, в том числе между строк…

– Светлана Зорина: В начале сентября книжная отрасль традиционно подводит итоги первой половины года. Какова Ваша оценка текущего состояния книжной индустрии?

– Олег Новиков: На рынке наступила та стабильность, о которой мы долгие годы говорили. Да, рынок не растет, и пока мы не видим для этого оснований, но тем не менее объем продаж книг стабилизировался, и это внушает определенный оптимизм, позволяя спокойно планировать работу, готовить новые инициативы, думать о завтрашнем дне, о развитии рынка. Продолжают расти в объемах книжных продаж и интернет-канал, и неспециализированная розница, и оставшиеся федеральные сети.

Встречи с руководителями региональных книжных сетей и дистрибуционных компаний также говорят о стабилизации ситуации. Сегодня у них появляется желание развивать рынок, думать о завтрашнем дне, об открытии новых книжных магазинов. Будем надеяться на лучшее. Такой сдержанный оптимизм.

– Владимир Григорьев: Сдержанный оптимизм – совершенно правильное отражение реальности. После всех печальных новостей о банкротстве книжных сетей в России и за рубежом, банкротстве издающих организаций, которыми были насыщены 2011–2013 годы, текущий 2014?й можно назвать неплохим. Отсутствие плохих новостей – это уже хорошие новости.

На фоне политических событий, затронувших другие сферы экономики, книжный рынок – островок стабильности, где можно заниматься планированием будущего. И этот осторожный оптимизм хотелось бы сохранить.

В сентябре мы подведем итоги первого полугодия. Но уже сегодня, судя по тем сигнальным экземплярам, которые получает Агентство, по тому книжному ассортименту, который присутствует на рынке, можно говорить об определенном перенасыщении текущей политинформацией и желанием общества вернуться к книгам и к чтению.

– С. З.: Вы правы, когда говорите «на фоне политических событий». Но то, что происходит, не может не беспокоить книжников. Как Вы оцениваете перспективы развития российского книжного бизнеса в Украине? Возможно ли сохранение культурного, издательского обмена?

– В. Г.: Я бы не стал сейчас давать оценку происходящему. Слишком много эмоций. И большинство принимаемых сегодня решений Украинской Рады – это результат исключительно эмоционального восприятия происходящего украинской политической и деловой элитой. Печально. В этом году мы планировали совместно отметить юбилей Тараса Шевченко. И этот праздник должен был объединить два народа, ближайших по сво­ему менталитету, культуре, своей истории… Но абсурд доведен сегодня до критической точки: Львовская городская администрация, оргкомитет ярмарки рекомендовали российским издателям не участвовать в Львовской книжной ярмарке. Это попытка запретить русскую книгу на Львовской ярмарке, хотя Львов – во многом русскоязычный город, а ярмарку мы всегда поддерживали, в ней участвовало много русских издателей и писателей. Но сейчас пытаются нагнетать ситуацию, акцентируя внимание на том, что 80 % книг, распространяемых на Украине, являются русскими либо по языку, либо по автору, либо по издательству. И трудно прогнозировать, как будут выстраиваться отношения с украинским издательским сообществом, какого рода законодательные ограничения в отношении русской книги будут введены в Украине. Даже если Киев вложит огромные средства с целью переломить соотношение в пользу украинской книги, быстро это сделать не удастся. И зачем лишать людей удовольствия от знакомства с лучшими произведениями современной российской и мировой литературы? Конечно, я думаю, что костров из книг они не допустят, но происходящее сегодня в Украине уже метафорично можно назвать сжиганием русской книги. Для чего, ради чьих амбиций? Понять невозможно.

– С. З.: В Украине представлены и подразделения российских издательств, и книжные магазины сети «Буквоед». Олег Евгеньевич, как Вы прогнозируете ситуацию с точки зрения бизнеса?

– О. Н.: К сожалению, в данной ситуации культурный обмен и бизнес как его составляющая стали заложниками непродуманных геополитических решений. Как известно, все решения, которые как?то ограничивали культурный обмен и уничтожали книгу, рано или поздно оборачивались против инициаторов этих решений. Сегодня украинский рынок дает в среднем 3–4 % выручки российским издателям. И в последние годы он снизил ликвидность, стал низкооборачиваемым независимо от текущего кризиса. С моей точки зрения, бизнесу надо готовиться к тому, что мы этот рынок потеряем.

– В. Г.: Я с этим категорически не согласен. Существует международный корпус законов, в том числе и Флорентийская конвенция, которая позволяет по дипломатическим каналам приостановить поток новых безумных регламентов. Необходимо также обратить внимание международных ассоциаций издателей, библиотекарей, книготорговцев, ЮНЕСКО, в конце концов, на опасность таких шагов.

– О. Н.: Я тут скорее пессимист. Да, формально юридические основания есть, но мы же понимаем, как будет действовать украинская судебная система.

– В. Г.: Но Украина – часть Европы.

– О. Н.: На мой взгляд, это лишь слова. Как часть Европы может принимать решения, находящиеся вне общего тренда и общей политики?

– В. Г.: Мне кажется, что сегодня РКС должен инициировать обращение во Всемирную организацию книгоиздателей и другие гуманитарные институции. Необходимо вводить эту проблему в круг обсуждения. И если к нам украинцы сегодня вряд ли прислушаются, то игнорировать международные организации они не смогут.

– С. З.: Давайте вернемся к российской действительности и актуальной для книжной отрасли проблеме монополизации рынка. Очередная волна обсуждений связана с недавним присоединением учебных издательств к группе «АСТ – Эксмо». К какому варианту развития отрасли это может привести?

– В. Г.: Попытаюсь пояснить свою позицию. Как известно, процессы глобализации касаются и книгоиздания. Важно, чтобы у книжной России был лидер, который активно занимался бы не только национальным, но и мировым рынком, в частности осваивая книжное пространство Китая, Индии, Латинской Америки, где проживает практически 4 млрд населения. Конечно, это освоение должно происходить не только на основе бизнес-интересов, но и по принципу продвижения русской культуры, науки, образования, литературы. И в этом смысле мы, конечно же, приветствуем создание в России игрока мирового уровня. Мы видим, что ведущие мировые издательские компании демонстрируют годовые обороты на уровне $ 5–10 млрд и охватывают своей деятельностью до 50 стран и более. Более того, практически все мировые лидеры (Pearson, Reed, Bertelsmann, Planeta) имеют в своем издательском портфеле учебную литературу, без которой сегодня очень трудно быть глобальным. И в связи с этим мы приветствуем изменения, которые происходят в «Эксмо», рассматривая эту компанию как перспективную площадку для создания глобального игрока из России, способного заниматься продвижением русской культуры, образования, литературы на мировые рынки.

– С. З.: Конечно, укрупнение бизнеса – это общемировой тренд, но российских книжников беспокоит вертикальная интеграция, когда в одном холдинге сконцентрированы полиграфия, издательства, книготорговая система и существенный пакет авторских прав в электронной форме. Как Вы прокомментируете текущую ситуацию?

– В. Г.: Нас не очень смущает владение полиграфическим производством, оно на сегодняшний день обременительно для любого издательства. А вот системы распространения – это большой вопрос. Разные страны к нему подходили и подходят по?разному. В Америке, например, законодательно запрещено было издательствам владеть книготорговыми сетями. Поэтому если «Эксмо» отстроит монопольную книготорговую сеть, то мы, естественно, законодательно заставим ее продать. Но весь вопрос в том, есть ли желающие сегодня купить и развивать книжную сеть? К сожалению, сегодня таких немного. Если «Эксмо» будет инвестировать в создание новых книжных магазинов, то задача Агентства как регулятора будет следить за тем, чтобы все имели равный доступ к этим магазинам. Мы обсуждали тему с руководством «Эксмо» и нашли взаимопонимание в вопросе о недопустимости повтора практики «АСТ», когда издатель выставляет на полки магазинов только свои книги.

Показательный пример для российской экономики – это сохраняющая независимость от производителей «Транснефть», трубопроводами которой пользуются все нефтяные компании России. То же самое должно быть и с системой книгораспространения – книги всех издательств должны иметь доступ на полки книжных магазинов.

Что касается электронного книгоиздания, то мне бы хотелось, чтобы Россия воспользовалась опытом Испании, Франции, Италии и создала национальную платформу для электронной книги. Если это возьмет на себя «Эксмо», мы с удовольствием его поддержим. Иначе противостоять глобальным игрокам, пришедшим или собирающимся в Россию, будет трудно.

– С. З.: Олег Евгеньевич, хотелось бы услышать и Ваш комментарий.

– О. Н.: Действительно, сегодня на российском рынке активно работают не только традиционные издательства, в том числе мировые гиганты, но и технологичные компании – Google, Amazon, Apple, которые, как вы знаете, не признают границ и достаточно агрессивны в завоевании рынков.

– В. Г.: И не сильно признают регуляторов!

– О. Н.: В Европе регуляторы активно включились в борьбу.

– В. Г.: Не только регуляторы, там еще активно включились законодатели.

– О. Н.: Мы пока будем пытаться рассчитывать на свои силы, но для этого крайне актуален вопрос формирования игрока, который мог бы развивать новые технологии, развивать книжный рынок, будь то электронное направление или учебное. На сегодняшний день сделка по приобретению издательств «Дрофа» и «Вентана-Граф» позволит нам войти в 30?ку крупнейших мировых издательских групп.

При этом мы не рассматриваем себя как вертикально интегрированный холдинг. Полиграфия – это отдельное направление, самостоятельный бизнес. Да, мы являемся контролирующими акционерами объединенной компании «Новый книжный – Буквоед». Сегодня это важный инфраструктурный объект книжной отрасли и единственная книготорговая сеть, которая растет темпами на уровне 20 % в год. При этом данная сеть абсолютно открыта для всех участников рынка. Такова позиция и менеджмента, и акционеров. Другое дело – финансовые условия. «Эксмо» порой тоже непросто бывает договориться с «Новым книжным» по финансовым условиям. И мы с удовольствием продали бы свой пакет или его часть инвестору, подобно тому как мы поступили с компанией «ЛитРес», отказавшись от контрольного пакета акций. Но пока, к сожалению, никто не стремится инвестировать в традиционную книжную розницу.

– С. З.: С 2015 года электронный учебник станет полноправным компонентом учебного процесса в общеобразовательной школе. И происходящие сегодня процессы слияния не могут не затрагивать этот аспект рынка учебной книги…

– О. Н.: Сразу оговорюсь, что учебный рынок мы рассматриваем автономно. Там во многом другая ситуация с учетом лицензирования учебной деятельности, с учетом значимой роли государственных регуляторов и особых каналов распространения. На сегодняшний день учебное книгоиздание находится под давлением, с одной стороны, требований государства к повышению уровня образовательного процесса, повышению качества контента, с другой – объективной необходимости создания электронных версий учебников. Все это вызвало определенную нестабильность на учебном рынке, где сегодня повторяется ситуация, характерная для массового книжного рынка 3–4?летней давности, когда люди не знали, что с ними будет завтра. Поэтому «Эксмо» предложило свою технологию управления, подготовки и маркетинга цифрового продукта акционерам учебных компаний. Конечно, кто?то захотел выйти из бизнеса, но кто?то решил найти сильного парт­нера. И для нас это возможность развития бизнеса, да и просто интересно. На мой взгляд, интерес – это то, что помогает нам развиваться.

– С. З.: 2015 год уже не за горами, и мы все ожидаем: каким же будет электронный продукт для образовательной школы по новым стандартам?

– В. Г.: На это уйдет не один год. Это совершенно новое дело, с непредсказуемой реакцией, экспериментальные школы, регионы. Это должно проводиться поэтапно.

– О. Н.: Я помню, как пять лет назад издательское сообщество с большим опасением относилось к электронным книгам, видя в них угрозу. Но ситуация стабилизировалась и выяснилось, что электронные книги – это не столько угроза, сколько серьезная возможность, которую можно реализовать. Сегодня руководители учебных издательств также опасаются перехода на электронный формат. Мы через это уже проходили и можем выступить стабилизатором ситуации, использовать знания, инвестиции и технологии для развития учебного рынка.

– С. З.: С одной стороны, мы оцениваем ситуацию достаточно оптимистично, но с другой – очевидно, что остается проблема присутствия полного спектра книгоиздателей в ассортименте крупнейшей федеральной сети… Многие малые издатели не могут сделать свои предложения экономически выгодными. Как быть?

– В. Г.: Книгу, как и любой продукт, необходимо продвигать. И заниматься этим нужно профессионально. Если в издательстве есть редактор, который может заворожить всех книготорговцев страны рассказом о будущей книге, то это уже немало. К такому редактору нужно добавить маркетолога, который грамотно определит цену, расходы, тираж, объем и способ медиасопровождения. Здесь масса нюансов…

Я тоже когда?то был издателем. И прекрасно помню, как в первые годы мы снобистски относились ко всем элементам сопровождения книги: не хотелось создавать программы, учить редакторов, что работа над книгой не ограничивается текстом рукописи. Но как только конкуренция начинает возрастать, понимаешь, что без маркетинга, специальных подразделений внутри издательства ты не выживешь. Можно жаловаться, что издаешь очаровательные книги, а злобные враги-торговцы их никуда не пускают. Но сегодня с развитием новых коммуникационных сред и лояльной политики книжных сетей открываются широкие возможности для всех издателей. Надо уметь этим пользоваться. Нет возможности ангажировать грамотных маркетологов и рекламщиков? Что ж, во всем мире зарплаты в книжном бизнесе ниже, чем в других отраслях, и надо из этого исходить. Значит, надо найти людей, которые любят книги и готовы поделиться своим знанием, умением и культурой… и начать с ними взаимодействовать или готовить специалистов в издательстве с пониманием, что их быстро перекупят.

– О. Н.: Процесс подготовки кадров запускаешь сегодня, а результат получаешь через 4–5 или 10 лет… но он есть. Нам крайне тяжело приглашать готовых специалистов из других отраслей, учитывая зарплаты в смежных сферах деятельности, в том числе в IT-технологиях. Поэтому мы ориентируемся на подготовку собственных специалистов. Маркетинг, даже в социально значимых отраслях, никто не отменял. Розница вынуждена конкурировать с другими товарами. Она работает на открытом рынке, и ей нужны маркетинговые технологии, которые используют ее конкуренты. Качество управления ассортиментом, ликвидность товара, выручка на квадратный метр – если книжная розница не будет контролировать эти параметры, то она просто вылетит с рынка и лишится доступа к арендованным помещениям. С другой стороны, с появлением Интернета для каждого издателя его клиент находится на расстоянии одного клика. Здесь нет ограничений по ассортименту, по прямой коммуникации с читателем в социальных сетях. И Интернет сегодня становится серьезным каналом продаж, в том числе и для бумажных книг. Я думаю, многим малым издательствам стоит эту возможность использовать.

– С. З.: В последние годы российские книжники обсуждают необходимость усиления государственной поддержки отрасли, приводят в пример положительный опыт книжной индустрии европейских стран. Каковы, на Ваш взгляд, должны быть приоритетные меры поддержки книжной отрасли, в каких направлениях?

– В. Г.: Например, для малых и средних издательств кадровую ситуацию можно менять, развивая дополнительное профессиональное образование. И Агентство пытается этим заниматься. Мы приглашали зарубежных экспертов, лучших представителей мировой индустрии. Все готовы при­ехать в Россию, чтобы поделиться своими знаниями и опытом. Но моя мечта – организовать в России 2–4?недельные летние курсы с погружением по разным аспектам издательского дела для желающих работать в книжной индустрии, подобно Стэнфордским или Йельским летним курсам. Нам необходима образовательная площадка, на которой можно было бы готовить молодых специалистов для средних и малых издательств. Надеюсь, эту мечту мы реализуем с помощью Университета печати. Нам всем нужно заняться Университетом печати: обновить кафедры, подготовить другие образовательные программы, потому что сегодня студенты в силу консервативности методик учатся по программам, не соответствующим потребностям книжного рынка.

Второе направление – это большая лоббистская программа по получению налоговых льгот. И ей нужна массовая поддержка индустрии. Мы никак не можем добиться для книжной индустрии нулевого НДС. Казалось бы, для бюджета РФ это мизер, но Минфин боится, что книжный прецедент «откроет шлюзы» другим отраслям. Необходима политическая воля, чтобы решить вопрос в пользу печатного слова. Следующим этапом был бы нулевой процент НДС на электронную книгу.

Пока же есть только Федеральная целевая программа «Культура России», которой пользуются порядка 400 издательств, получая гранты, а также Президентская программа поддержки молодых талантливых авторов и все еще 10 %-ный НДС.

Третий момент – это отсутствие достаточного количества торговых точек по стране. Никто не хочет сегодня инвестировать в создание новых точек. Многие экспериментировали, но это слишком тяжелый, низкомаржинальный бизнес. Если бы завтра успешный Новиков зашел к Грефу и сказал: дайте мне льготный кредит на 10 лет, я построю национальную книготорговую сеть, – то можно было бы организовать фантастическую поддержку этой инициативе. Но, к сожалению, сегодня никто не заходит к Грефу, и людей, которым мы могли бы оказать такую поддержку, нет. Мы только наблюдаем за тем, как компенсируется дефицит книгопроводящей системы за счет электронной книги или интернет-продаж. И надо наращивать просветительскую деятельность среди мэров городов, мягко, но требовательно добиваться льготной аренды для книжных магазинов, особенно в центре города. Есть определенные модели в Москве и Санкт-Петербурге, их надо ретранслировать на другие города.

– С. З.: 2015-й объявлен Президентом Годом литературы. Нам предоставлен реальный шанс претворить в жизнь конкретные инициативы, которые важны для книжной индустрии. Какими могут быть основные проекты, что может предложить отрасль?

– О. Н.: Еще в преддверии Года культуры мы наладили конструктивный диалог с властью. Благодаря Литературному собранию сегодня в органах федеральной власти есть понимание, что книга и литература – это значимая часть культурной политики. Это нашло отражение и в проекте «Основ государственной культурной политики». Официальное объявление Года литературы демонстрирует готовность государства поддерживать литературу как значимую часть национальной культуры и опосредованно – книгоиздание как неотъемлемую часть литературного процесса. И это надо максимально использовать при подготовке Года литературы и его реализации.

На мой взгляд, вопрос с налоговыми льготами на сегодня можно считать закрытым, хотя, конечно, нулевой НДС существенно бы помог отрасли. Остается вопрос инфраструктурных проектов и активной пропаганды чтения с использованием федеральных телевизионных каналов, размещением социальной рекламы. Эта программа уже действует в Москве, и ее масштабирование на всю страну, как показывает опыт развитых стран, может существенно повлиять на интерес к чтению. И, конечно, очень важно насыщение страны книжными магазинами как объектами социокультурной среды. Сегодня в своих инвестициях мы ограничены определенным горизонтом в 4–5 лет. Большего мы себе позволить не можем. При наличии долгосрочных кредитов мы могли бы расширить горизонт до 7–9 лет. И это создало бы возможности для открытия не 30–40 книжных магазинов в год, а 200–300, что, в свою очередь, кардинально изменило бы ситуацию в отрасли.

– С. З.: В связи с этим хочется напомнить о возможных проектах государственно-част­ного партнерства по развитию книготорговой инфраструктуры. У нас есть проект Министерства культуры по открытию книготорговых точек на территории объектов культуры. Возможно ли реализовать подобный проект на базе ФГУП «Почта России»?

– В. Г.: Мне кажется, что это очень даже реально. Должна быть конкуренция операторов, которые могут предложить качественный продукт. Например, WHSmith – крупнейшая английская книготорговая сеть – строит сеть киосков и магазинов на объектах ОАО «РЖД». Владея книжными магазинами во всех аэропортах и вокзалах Великобритании и не только, они предложили ОАО «РЖД» готовый продукт. Любой топ-менеджер «РЖД» понимает, что за этим стоят фантастическая логистика, возможность расширенного ассортимента, способность быстро откликаться на пожелания клиента.

«Почта России» – такая же коммерческая организация, как «РЖД». Если приходит внятная компания и говорит: мы вам гарантируем на базе ваших объектов систему дополнительной книжной дистрибуции, – мы окажем ей поддержку. К сожалению, сегодня никто не приходит, игроков на рынке, предлагающих инновационный продукт в этой сфере, не просматривается. Мы как истовые моральные наследники Советского Союза продолжаем зачем?то бороться с «капиталистами», хотя предприниматели – это люди, на которых надо молиться: они развивают экономику, создают рабочие места. Пока мы не научились их ценить. Более того, они не очень?то стремятся в книжную отрасль. Казалось бы, явный вакуум в книжной, да и в газетно-журнальной дистрибуции – выстраивайте любую систему, занимайте рынок. Но это рискованный бизнес, и в нем есть много странных привходящих обстоятельств. Вот, например, решила Казань поменять все киоски или мэр Усть-Звездюйска что?то там решил отжать для племянника, несмотря на действующие договоры. В итоге приказ: завтра прийти всем и купить новые киоски. Такого рода угрозы и неспособность федеральной власти на это повлиять никак не способствуют развитию серьезных сетевых игроков. Хотелось бы иметь в стране 3–4 национальных операторов, как в книгах, так и в печатных СМИ, которые способны были бы присутствовать во всех регионах.

– С. З.: И тогда количество торговых точек возрастет в разы. И мы могли бы вернуться в ситуацию 25?летней давности, когда Россия насчитывала 8,5 тыс. книжных магазинов…

– О. Н.: Об этом можно только мечтать. Одна из практических проблем, с которой мы сталкиваемся, – неумение развивать технологии при работе с розницей. Все хотят за один день построить большой красивый магазин и больше ничего не делать. Но так нельзя. К следующему году мы постараемся реализовать инициативу по созданию франшизы, т.е. подготовить маркетинговое и IT-обеспечение, и предложить этот продукт участникам рынка. Есть франшиза, есть стандарты качества, удобные продукты. Под это мы готовы поставлять книги на более льготных условиях. Берите и работайте. Может быть, это станет той каплей, которая поможет изменить ситуацию в стране. Но главное, чтобы желание читать не пропадало, чтобы количество читающего населения росло. Тогда страна будет развиваться.

– С. З.: Отраслевой проект «Культурная карта России. Литература. Чтение» как раз ставит одной из своих задач анализ текущей инфраструктуры отрасли и выработку рекомендаций местным органам власти о содействии этому социально значимому бизнесу.

– О. Н.: Я надеюсь, что этот проект поможет лоббировать отраслевые интересы на уровне регионов, муниципальных органов власти, стимулирует их уделять больше внимания книжной культуре.

– В. Г.: Напомню, что этот проект мы должны завершить в преддверии открытия Года литературы с тем, чтобы дать возможность правительствам субъектов Федерации внести соответствующие поправки в региональные программы поддержки и развития чтения. Мы подготовим в общей сложности на 2015 год 1,5–2 тыс. «активностей». При этом основная нагрузка ложится на регионы. Конечно, мы поможем с федеральными телевизионными каналами, с информационным сопровождением в федеральных СМИ, с организацией крупных мероприятий. Но основа основ – это регионы. Они начинают включаться в подготовку своих региональных программ, и дай бог, чтобы их энтузиазм сохранился на протяжении всего года и не затихал после 2015?го.

– С. З.: Хочется надеяться, что этот проект станет мощным стимулом для необходимых инфраструктурных изменений, для поддержки книги и чтения. В завершение беседы хотелось бы услышать несколько слов о вашем в’идении будущего книжной цивилизации.

– В. Г.: Для начала давайте вернемся к истокам. Дети должны читать, и читать «нужные» книги. Общество в целом и политическая элита в частности должны осознать стратегическую важность приобщения подрастающего поколения к чтению. Без этого невозможно не только добиться внутреннего личностного развития, но и сделать карьеру, создать конкурентное преимущество для будущих поколений российских граждан. Если удастся достучаться до родителей, библиотек, учителей, то удастся не только остановить процесс потери интереса к чтению у детей, который мы наблюдали последние 15–20 лет, но и добиться значительного прогресса. И я оптимистично настроен. На мой взгляд, чтение станет модным, популярным, и не имеет значения, бумажная это или электронная книга. Хотя мне кажется, что очень важно сохранить чтение с бумажного носителя. Мне представляется, что индустрия будет развиваться сбалансированно, и хотя драйвером роста станет электронная книга, тем не менее останутся издатели, которые будут специализироваться только на бумажных изданиях. Но самое главное – это количество часов в день, в неделю, в месяц, потраченных на чтение книги. Если это будет хотя бы час в день, считайте, что как передовая, интеллектуальная нация мы возродимся.

– О. Н.: Я хотел бы присоединиться к тому, что сказал Владимир Викторович. Яркие литературные образы на церемониях открытия и закрытия олимпиады в Сочи – это символ России, это то, что из вчерашнего дня перешло в день сегодняшний и создает образ нашей страны. И хотелось бы, чтобы этот образ олицетворял не прошлое, а будущее России.



Партнер рубрики:

© Опубликовано в журнале "Книжная индустрия", №7, сентябрь, 2014


Еще новости / Назад к новостям