Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Прекрасна сама страсть к истине

09.10.2017

Новая книга известного писателя и публициста Юрия Карякина «Переделкинский дневник» – итог его размышлений о жизни, об искусстве, воспоминаний о людях, оказавших огромное влияние на наше мировосприятие (А.И. Солженицын, А.Д. Сахаров, Эрнст Неизвестный, Булат Окуджава, Л.К. Чуковская и др.), о видных государственных деятелях (М.С. Горбачев, А.Н. Яковлев, Б.Н. Ельцин), с кем автор дружил или близко соприкасался на протяжении ряда лет как депутат ныне уже легендарного Первого съезда народных депутатов СССР (1989–1991) и как член Президентского совета РФ (1991–1997).

Читатель не найдет в дневнике бытовой жизни. Конечно, есть немало откликов, жестких и очень резких, на все, что происходило в стране, как и порой весьма нелицеприятных характеристик наших партийных и прочих вождей. Но интереснее основные, сквозные темы дневника. Как происходит «перемена убеждений». Гойя – Пушкин – Достоевский – Солженицын. Критика коммунизма и рассуждения о фашизме. Размышления о путях России и мира. Культура и религия. Культура и цивилизация. Ноосфера и сфера духа, добра. Все дальше уходя от политики, Карякин сосредоточился в своих раздумьях над философскими проблемами, что явно заметно по дневнику. «Национальные и религиозные противоречия в мире опасно раскалились. Неужели и там, наверху, боги перессорились между собой?» – иронически недоумевает автор дневника. И, конечно, набатом звучат предупреждения о растущих экологических проблемах, об угрозе терроризма, который вот-вот станет ядерным, и о возможном самоубийстве человечества.

«В судьбе Карякина, как часто бывает в России, политика и биографические обстоятельства заслонили собственно литературную деятельность, – пишет Дмитрий Быков. – А литературовед и историк он был первоклассный, не говоря уж о том, что само понятие “мыслитель” у нас почти упразднилось за ненадобностью, а Карякин был в первую очередь именно мыслитель, думатель, называтель вещей своими именами. Драматична сама история его мысли, прекрасна сама по себе его страсть к истине – которая для него всегда была важнее и прагматики, и репутации».



Еще новости / Назад к новостям